§ 2. БОРЬБА ПРОТИВ АГРЕССИИ ИРАНА В КАРТЛИ ВО ВТОРОЙ

ПОЛОВИНЕ IV И В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ V В.

 

В 338 г. шах Шапур II, не ожидая окончания срока Нисибинского соглашения, начал военные действия против римлян сперва в Месопотамии, а затем и в Армении. Война продолжалась с небольшими перерывами двадцать пять лет. Нет сведений о том, какое участие принимала в ней Картли. Следует думать, что она выступала на стороне римлян, хоти и не видно ее активного участия в боевых действиях. Аммиан Маркин пишет, что в битве при Амиде в 359 г. в иранских войсках он видел албанского царя. То, что он, говоря об иранских войсках, не упоминает картлийцев, видимо, надо понимать так, что они все еще находились в сфере влияния римлян. Однако надо сказать, что картлийские войска не упоминаются и в связи с римлянами[1].

В 360 г. иранцы достигли значительных успехов, и римлянам с большим трудом удалось отбросить их назад. Однако, говорит Аммиан Марцеллин, римляне боялись, что с улучшением погоды усилится нападение иранцев. Поэтому они послали послов с богатыми дарами к затигросским царям и сатрапам, дабы внушить им мысль не изменять римлянам. Больше всех остальных богато украшенными одеяниями и разнобразными ценностями были одарены Аршак и Мерибан, цари Армении и Иберии, так как если бы те приняли сторону иранцев, то повредили бы делам римлян[2]. Отсюда вытекает, что Картли продолжает оставаться союзником римлян.

Считается, что Мерибан, упоминаемый Аммиаком Марцеллином, это Мириан, первый христианский царь Картли.

После внезапной смерти императора Юлиана, последовавшей за его успешными военными действиями против иранцев, новоизбранный император Иовиан в 363 г. заключил с иранцами 30-летний мир, весьма тяжелый для римлян. По условиям этого мира, римляне возвращали иранцам пять провинций, города Нисибин и Сингару, а также обязывались не помогать своим бывшим подданным и союзникам — армянам, в их борьбе против иранцев. Так как в мирном договоре ничего не говорится об Иберии, можно думать, что ее политический статус оставался неизменным, т. е. она продолжала находиться в сфере влияния римлян.

Иранцы не замедлили воспользоваться выгодными для себя условиями мирного договора, и уже в последующем, 364 г. армянский царь Аршак II оказался в чрезвычайно трудном положении, так как ему приходилось бороться не только против иранцев, но и против собственной нахарарской оппозиции. Интересно отметить, что, согласно сведениям Мовсеса Хоренаци, даже после перемирия 363 г. Картли оказывала помощь Армении в ее борьбе против иранцев. Хоренаци сообщает, что Аршак II скрылся от иранского полководца «в странах Кавказских при содействии иверийцев».[3] Затем он «возвращается с иверийским войском, собирает также немногих из преданных и дает сражение» уже своим нахарарам-оппозиционерам[4].

То, что Картли помогала брошенной римлянами Армении, говорит о том, что в Картли хорошо оценивали создавшееся положение и понимали, что в ее же интересах было иметь соседом с юга единое, сильное государство, способное оказывать сопротивление агрессии Ирана. Однако силы были слишком неравными. Захватив обманом Аршака II и его знаменитого полководца Васака Мамиконяна, иранцы подступили уже непосредственно к Картли. В 368 г. шах Шапур изгнал из Картли Саурмага, «которого римские власти назначили правителем Иберии, и поручил некоему Аспагуру (Aspacurae) управление этим племенами, надев на него диадему, чтобы показать свое пренебрежение к решению наших властей»[5].

На этот раз римляне вынуждены были вмешаться, так как стало ясно, что невмешательство могло нанести большой вред их положению в Закавказье. Император Валент послал на помощь Папу, сыну Аршака II, войско во главе с Теренцием, с помощью которого в 369 г. Пап воцарился в Армении. В ответ на это иранцы вторглись в Армению и разорили ее. На этот раз император послал в Армению комита Аринтия. Иранцы были вынуждены приостановить свое наступление, и стали требовать от римлян соблюдения условий договора. Однако император не обратил внимания на это требование и оказал помощь уже Саурмагу, который вступил в Картли вместе с двенадцатью легионами во главе с Теренцием. Когда Саурмаг подошел к Куре, Аспагур попросил его разделить Картли, так как его сын Ультра был заложником у иранцев и он не мог ни полностью отказаться от Иберии, ни перейти на сторону римлян[6]. Император согласился с этим, и Иберия были разделена по реке Куре между Саурмагом и Аспагуром. Часть Иберии, прилегающая к Армении и лазам (т. е. находившаяся южнее Куры) была отдана Саурмагу, а часть, прилегающая к Албании (севернее Куры) и иранцам, была оставлена за Аспагуром[7].

Однако Шапур ни за что не соглашался с этим разделом. В 371 г. он снова вторгся в Армению, но, потерпев сокрушительное поражение от объединенного римско-армянского войска, был вынужден примириться с создавшимся положением. Видимо, Шапура не оставляла мысль восстановить прежнее положение. Через несколько лет он опять потребовал от Валента оставить Армению или же Иберию и вывести из последней свои войска, восстановив единое царство в этой стране во главе со своим ставленником Аспагуром[8]. Император не соглашался с этим, и двухлетние переговоры ни к чему не привели.

В 377 г. Валент стал готовиться к новой войне с Ираном, однако в это время из Европы пришло известие о восстании вестготов, и император был вынужден вывести свои войска из Армении. Надо думать, что ему пришлось вывести войска и из Картли. Конечно, Шапур не мог упустить такой случай. По всей вероятности, он изгнал из Картли Саурмага и восстановил единство страны (конец 70-х гг.) Поэтому существующее в специальной литературе мнение о том, будто бы раздел Картли на два царства продолжался до 40-х гг. V в., надо считать необоснованным.

Следует сказать, что данные грузинских источников говорят в пользу такого предположения. В хронике «Обращения Картли» сказано, что в царствование Вараз-Бакура в Сюник пришли марзпаны персидского царя, а его питиахш Крам-Хуар Борзард пришел в Тбилиси, и его данниками стали Картли, Армения, Сюник и Гуаспуракан (Васпуракан)[9].

Уже давно Вараз-Бакура хроники «Обращения Картли» отождествляют с Аспагуром Аммиана Марцеллина. Получается, что, по данным хроники, иранский питиахш пришел в Картли именно в царствование Вараз-Бакура-Аспагура и, что особенно интересно, иранский питиахш пришел в Тбилиси, то есть в ту часть Картли, которая должна была принадлежать ставленнику римлян — Саурмагу.

В «Истории царей» также повествуется о том, что во время ненавистника христианства Бараз-Бакура «персидский царь прислал своего эристава с большим войском, чтобы обложить данью армян и грузин». Этот эристави построил себе в Тбилиси крепость в противовес Мцхета (тогдашней столице Картли), и «с тех пор армяне и грузины стали данниками персов».[10]

Между прочим, согласно «Истории царей», в это время «отложились кларджи от Вараз-Бакура и приняли сторону греков»[11]. И хотя у нас нет возможности проверить это сведение, не исключено, что какая-то часть Картли, в самом деле, оставалась в то время в руках римлян.

Таким образом, в конце 70-х гг. IV в. иранцы сумели подчинить себе всю Картли. Вначале в Картли прибыл иранский военачальник, который в «Обращении Картли» называется питиахшем, а в «Истории царей» — эриставом. По-видимому, он и собирал дань. Позже иранцы, вероятно, возложили эту функцию на местную власть. Не имея здесь постоянного представителя, они, видимо, в каких-то особых случаях назначали своего правителя-марзпана (каким был в 30-х гг. V в. армянский князь Васак Сюни).

После Вараз-Бакура в 80—90 гг. IV в. в Картли царствовал Бакур.[12] Это, очевидно, тот Бакур, который в сирийском «Житии Петра Ивера» назван его дедом с материнской стороны. В этом источнике сказано, что он сопровождал иранского шаха в одной из войн, из чего следует, что в его царствование Картли оставалась вассальной Ирану.

После нескольких лет переговоров, в 387 г. было подписано новое византийско-иранское соглашение, имевшее очень важные последствия, как для Армении, так и для Картли. По этому соглашению некоторые окраинные области Армении вовсе были от нее отделены. Средняя же часть была разделена между Византией и Ираном следующим образом: 4/5 отошло к Ирану, а 1/5 — к Византии. С этих пор Иран надолго и прочно утвердился в Армении. Чрезвычайно важным обстоятельством было и то, что в это время, по-видимому, Гугаркское бдешхство, созданное на территории Южной Иберии (позд. Квемо-Картли — Нижняя Картли) и в первой половине IV в, входившее в состав Армянского царства, вновь и окончательно присоединилось к царству Картли. Следует  отметить, что Гугаркское бдешхство является той Гогареной, которая, согласно Страбону, была отторгнута Арменией от Иберии в начале II в. до н. э.[13]

После Бакура в 398—400 гг. в Картли воцарился Фарсман[14]. Согласно «Истории царей», он, видимо, старался освободиться от иранского ига и даже прекратил платить иранцам дань. С другой стороны, в «Житии Петра Ивера» говорится о том, что он будто бы напустил белых гуннов на византийцев. Насколько верны эти сведения — трудно сказать. Одно лишь, несомненно — в это время Картли переживает большие трудности. С начала же установления своего владычества иранцы все больше и больше вмешиваются во внутренние дела страны, сажая на картлийский престол своих ставленников. При этом они стараются использовать династическую войну, которая велась в картлийском царском доме, начиная со времени Бакура, сына Мириана.[15] Она велась и между потомками Бакура и Трдата, сына Рева.

После Фарсмана царем Картли стал его брат Мирдат. Согласно хронике «Обращения Картли» и «Истории царей», Мирдат также боролся за независимость страны, стараясь, с одной стороны, освободиться от иранской дани, а с другой — вернуть захваченные византийцами земли. В «Истории царей» говорится, что иранцы послали против него большое войско, он был взят в плен, увезен в Иран, где и погиб[16]. Если сведения «Обращения Картли» и «Истории царей» соответствуют действительности, то описанные события следует датировать началом 20-х гг. V в., когда шла война между Ираном и Византией. Ясно, что воевать с обеими странами Мирдат мог лишь в такой ситуации.

Следует отметить, что, согласно «Истории царей» и сведениям историка Джуаншера, иранцы в это время стали преследовать христианство и насаждать в Картли огнепоклонство.

После Мирдата в 20-х гг. V в. царствовал Арчил, а затем в 30—40-х гг. — его сын Мирдат[17]. В период их царствования Каких-либо особых перемен в положении Картли не было. По всей вероятности, в основном приходилось защищать свою самобытность.

С 40-х гг. V в. начинается новый этап в истории взаимоотношений между Ираном в Закавказскими странами (Картли, Арменией и Албанией). С этого времени Иран стал проводить активную агрессивную политику против этих стран, видимо, поставив себе целью полностью лишить их самоуправления и превратить в иранские провинции посредством полной изоляции этих стран от неиранского мира, уничтожения их культуры и ассимилирования населения. Свой план иранцы стали проводить в несколько этапов. Прежде всего, они ввели чрезычайно тяжелую воинскую повинность, а за ней новую податную систему. Затем они приступили к полному искоренению христианства в подвластных им Закавказских странах и распространению вместо него огнепоклонства.

Для достижения своих целей иранцы использовали внутреннее положение в Закавказье. Здесь в это время довольно интенсивно шел процесс феодализации, выражающийся, кроме других явлений, еще и в обострении отношений между царем и феодализирующейся знатью. Последняя старалась превратить свои условные земельные владения в наследственную собственность и добиться иммунитета на них. Понятно, что царь всеми силами противился этой тенденции. Иранцы принимали сторону феодалов, требуя взамен их поддержки в деле подчинения Закавказских стран. Конечно, иранцам не удавалось склонить на свою сторону всех феодалов, часть которых своими интересами все-таки была связана с местной властью, часть же понимала, что политика иранцев в конце концов должна была оказаться гибельной для вассальных ей стран, а следовательно, и для самих феодалов. Однако иранцам в определенной степени все же удалось внести раскол в ряды своих закавказских противников. Первой победой иранцев в этом смысле было упразднение царской власти в Армении в 428 г.

Интересно отметить, что иранцам удалось завязать определенные отношения даже с христианской церковью, против которой они вообще боролись. В этом деле им помогало и то, что среди самих христиан в то время было много приверженцев разных направлений, представители которых относились друг к другу с исключительной враждебностью. По словам Аммиана Марцеллина, ни один зверь не озлоблен против человека в той мере, в коей христианские сектанты озлоблены друг против друга. Ортодоксальную церковь поддерживал Константинополь, оппозиционные же силы в основом находились в восточных провинциях. Иранцы по вполне понятным причинам поддерживали оппозиционеров, которых они использовали против ортодоксальной церкви и, следовательно, против стоящих за ее спиной государств. Следует принять во внимание и тот факт, что к этому времени в Картли, как и в других христианских странах, христианская церковь превратилась в крупнейшего землевладельца и у нее появились те же интересы, что и у других феодальных землевладельцев.

Все это давало иранцам возможность вмешиваться во внутренние церковные дела Закавказских стран. Например, с 20-х гг. V в. католикоса Армении стал назначать иранский шах. При этом католикоса обязали принимать участие во взимании дани в пользу иранцев. Видимо, нечто подобное происходило и в Картли. В хронике «Обращения Картли» сообщается, что в царствование Мирдата, сына Арчила, архиепископ Картли Глонокор «был назначен питиахшем Баразбодом эриставом Картли и Эрети»[18]. В этом сведении многое неясно. Например, неизвестно, кто был питиахш Баразбод. Согласно Джуаншеру, Баразбод был правителем Картли, и Мовакана, которому, вероятно, должны были подчиняться также Армения и Адарбадаган. Однако, насколько известно, такая административная единица была образована в VI в.[19]. Непонятно также, каким образом архиепископ мог быть эриставом. Конечно, возможно, что иранцы возложили какое-либо дело на Глонокора. Как бы то ни было, говоря словами С. Джанашиа, «установление иранцами связи с картлийской церковью фактически означало установление связей с определенными кругами картлийских азнауров»[20].

 В начале 40-х гг. V в. шах Иездегирд II (438 — 457) стал выводитъ войска из подвластных ему Закавказских стран в Среднюю Азию для войны с кушанами. Эти войны были необычайно кровопролитными, и шаху приходилось каждый день пополнять войска свежими силами. Кроме войны с кушанами, шах преследовал и другие цели. Выводя войска из Закавказья, шах тем самым ослаблял эти страны. Кроме того, ему легче было оказывать влияние на войска, оторванные от своих стран. Истинные намерения шаха обнаружились в 449 г., когда иранцы одержали решающую победу над кушанами. Несмотря на эту победу, закавказские войска все-таки не были отпущены на родину. По приказу шаха в Закавказъе была проведена новая перепись и была введена новая податная система, причем в число плательщиков была включена и христианская церковь. Новые налоги были настолько тяжелы, что, согласно армянскому историку V в. Егише, иранцы «сами удивлялись, откуда идут все эти казенные поступления, как это еще стоит неразрушенной страна армян»[21]. И, наконец, иранцы уже открыто объявили непримеримую войну христианской церкви, которая в это время имела очень большое политическое значение для Закавказских стран, так как способствовала их политическим и культурным связям с Византией, являющейся вечным соперником Ирана и постоянно оказывающей борющимся против него закавказским народам как открытую, так и тайную поддержку. Естественно, что связи с Византией имели особое значение для закавказских народов и являлись весьма значительным фактором в их историческом развитии.

Хорошо понимая все это, иранцы решили полностью уничтожить христианство в подвластных им Закавказских странах и распространить там зороастризм. Сначала они попытались распространить зороастризм в находящихся в Средней Азии закавказских войсках, а затем, когда это им не удалось, уже непосредственно в самих Закавказских странах. Для этого шах вызвал к себе высоких сановников из Закавказья и решительно потребовал от них принятия зороастризма, в противном случае он угрожал им и их странам самыми суровыми наказаниями и полным разорением. Закавказские представители, посовещавшись между собой, решили для видимости исполнить приказание шаха, чтобы как-нибудь уйти из Ирана, но, вернувшись домой, вновь обратиться в христианство.

Шах богато их одарил, но, очевидно, поверил не до конца. Он оставил у себя предводителя картлийской знати питиахша Аршушу и двух сыновей правителя Армении марзпана Васака Сюни.

Для приведения в исполнение своего плана шах послал вместе с закавказскими вельможами магов, которые должны были закрыть христианские церкви, передать их имущество шахской казне, изгнать служителей христианского культа из их стран, открыть школы для огнепоклонников и вводить зороастрийские обычаи (бракосочетания, похорон и т. д.).

Насколько обширен был план шаха, видно хотя бы из того, что только армян сопровождало более семисот магов.

Прибыв на место, маги стали выполнять наказы шаха. Это вызвало общенародное восстание в Армении ( в 450 г.), которое вскоре перекинулось и в Албанию. Вначале восстание шло успешно, однако в следующем, 451 г. иранцам удалось подавить его. Несмотря на это, иранцы были вынуждены пойти на некоторые уступки, так как у них самих осложнилось положение в Средней Азии, где вновь активизировались кушаны. Кроме того, с Северного Кавказа вдоль Каспийского моря прорвались союзники восставших, гунны, которым удалось разорить несколько областей Ирана. Иранцам Пришлось отказаться от своего плана ассимиляции закавказских народов, восстановить христианское богослужение, облегчить воинскую повинность и уменьшить дань.

Во время пребывания при шахском дворе предводители закавказских народов договорились между собой о совместных действиях против Ирана. Однако в восстании Армении и Албании 450—451 гг. Картли не участвовала. Нет никаких прямых данных о том, чем это было вызвано, можно лишь сделать некоторые предположения. Возможно, иранцам удалось внести раскол среди картлийской феодальной верхушки, которая, как уже было сказано выше, ждала для себя определенной выгоды от союза с иранцами. Возможно и то, что в тот период положение в Картли, как в более отдаленной от Ирана стране, было несколько лучше, чем в Армении и Албании. Следует отметить, что, по словам историка Егише, современника этих событий, подробно описавшего восстание, правителю Армении марзпану Васаку Сюни, вскоре после начала восстания отколовшемуся от него, удалось внести раскол между Картли и Арменией[22]. Возможно, определенную роль сыграло и то обстоятельство, что признанный глава карлийской знати питиахш Аршуша оставался в Иране, вероятно, в качестве заложника.

Несмотря на то, что Картли не приняла участия в этом восстании, все же надо думать, что его последствия в какой-то мере распространились и на нее.

 



[1] Аммиан Марцеллин, ХХ1, с. 6, 22. — Gеогgiса, I, с. 101.

[2] Там же, с. 6, 17. — Сеогgiса, I, с. 101 — 102; ВДИ, 1949, № 3, с. 284-285.

[3] Моисей Xоренский. История Армении, с. 164.

[4] Там же, с. 166; Меликишвили Г. А. К истории древней Грузии. Тбилиси, 1959, с. 453 — 454, 477.

[5] Аммиан Марцеллин, XXVII, 12, 4; Georgica, I, с. 125. ВДИ,1949, № 3, с.295.

[6] Аммиан Марцеллин, XXVII, 12, 16; Georgica, I, с. 130; ВДИ,1949, 3, с. 297.

[7] Аммиан Марцеллин, XXVII, 12,17; Georgica, I, с. 130; ВДИ, 1949. №3,с. 297. Д. Л. Мусхелишвили, привлекая данные «Истории царей», с учетом исторкогеографического контекста сведения Аммиана считает, что граница между указанными выше частями Картли проходила по верхнему течению Куры (см.: Мусхелишвили Д. Л. Основные вопросы исторической географии Грузии, 1977, I, с. 201 — 202).

[8] Аммиан Марцеллин, XXX, 2, 2. — Georgica,1. с. 140; ВДИ. 1949, с. 301.

[9] Памятники, I, с. 91 — 92. Рус. пер., с. 31.

[10] КЦ, I, с. 135 — 136.

[11] Там же, с. 136.

[12] Меликишвили Г. А. К вопросу о хронологии истории Картли (Иберии). — ТИИ, т. IV, вып. I, Тбилиси, 1958, с. 170; Джанашиа С. Н. Сведения Лазара Фарпеци о Грузии. Тбилиси, 1962, с. 91— 92 (на груз. яз.).

[13] Подробно об этом см.: Мусхелишвили Д. Л. Из исторической географии Восточной Грузии, гл. I. Тбилиси, 1982.

[14] Джанашиа Л. Н. Сведения Лазара Фарпеци о Грузии, с. 93 — 94.

[15] Меликишвили Г. А. Указ. соч., с. 163.

[16] КЦ, I, с. 138.

[17] Несколько иную последовательность и хронологию картлийских царей предлагает А. Богверадзе. (См. его: Политическое и социальноэкономическое развитие Картли IVVIII вв. Тбилиси, 1979, с. 24 — 33, на груз.).

[18] Памятники, I, с. 92. Ср. рус. пер., с. 34.

[19] Хотя образование «Северного кустака» имело место в VI в., это не исключает возможности подчинения Баразбоду Картли, Рана и Мовакана без Армении и Адарбадагана. Такие случаи объединения отдельных областей Закавказья под властью ставленников Ирана имели место ранее, например, в IV в. при Крам-Хуар Борзарде (см. выше, с. 55 — ред.).

[20] Джанашиа С. Труды, I, с. 274.

[21] Егише. О Вардане и войне Армянской. Пер. с древнеарм. акад. И. А. Орбели. Ереван, 1971, с. 39.

[22] Егише. Указ. соч., с. 91.