ГЛАВА II

ЗАПАДНАЯ ГРУЗИЯ — ЭГРИСИ (ЛАЗИКА) В IV —  V ВВ.

 

§ 1. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЭГРИССКОГО ЦАРСТВА

В IV —  V ВВ.

 

В IV в. происходит дальнейшее усиление Эгрисского (Лазского) царства, расположенного в центральной части Западной Грузии, показателем чего служит в первую очередь его территориальное расширение.

Анализ сведений Аммиана Марцеллина и данные более поздних византийских авторов, в первую очередь Прокопия Кесарийского, делают очевидным, что территория Лазского царства в южном направлении достигла сектора устья р. Чорохи[1]. Царство макронов и гениохов, а также подвластная Иберии область зидритов, в первых веках н. э. упоминаемые на Юго-Восточном побережье Черного моря, более не встречаются в источниках. Непосредственно к территории Эгрисского царства с юга примыкает горная область полунезависимых племен — чанов, а затем уже начинаются земли, входящие в пределы Римской империи; города Ризий и Атина принадлежат римлянам[2]. Следовательно, часть территории бывшего царства макронов и гениохов вошла непосредственно пределы Римской империи (окрестности Ризия и Атины), часть сохраняет независимость; Иберия вытеснена из прибрежной зоны, а область зидритов отошла к Лазскому царству[3].

Прокопий Кесарийский, описывая проживающие между Лазикой и римскими владениями чанские племена, отмечает что, хотя они и не являются подданными ни лазов, ни римлян, всё же священнослужителей им назначают лазские епископы[4]. Это сведение указывает на определенное культурно-политическое влияние Лазики на соседние чанские племена[5].

Расширилась территория Лазского царства и в восточном направлении, и его граница с Иберией в это время проходит по линии, соединяющей крепости Шорапани и Сканда, причем последние, некогда принадлежавшие Картлийскому царству, входят с IV в. в пределы Лазики[6].

Особенно значительным был территориальный рост Эгриcского царства в северном направлении. Между 389 — 395 гг. лазские цари подчинили себе горную Сванети[7]; этому предшествовало присоединение к Лазскому царству территории апсилов, абазгов и санигов, а также проживающих вблизи от крепости Цебельды сванских племен мисимиан и области Сквимнии (совр. Лечхуми)[8].

Следовательно, к концу IV в. Эгрисское царство объединило всю Западную Грузию. Его территория вдоль Черноморского побережья простиралась от района Гагра-Бичвинта до сектора устья р. Чорохи, на востоке она доходила до Лихского (Сурамского) хребта, на севере включала современные Абхазию и Сванети.

Конец IV в. — это эпоха наибольшего усиления Эгрисского царства. Процесс этот происходил постепенно и был обусловлен рядом причин. К концу III в. центр Римской империи переместился на восток, что было обусловлено более высоким уровнем экономики восточных провинций, меньшим упадком торговли и городской жизни в этой части государства, а также военно-политической ситуацией — с этого времени основным противником Рима стал сасанидский Иран[9]. Это обстоятельство временно укрепило господство Рима не только в восточных провинциях, но и в вассальных и зависимых от него царствах и княжествах Востока. В III — первой половине IV в. Рим еще в состоянии оказывать Ирану достойное противодействие и сохраняет свои позиции в Закавказье и Месопотамии[10]. Однако со второй половины IV в. позиции Восточно-Римской империи на Востоке значительно ослабли. В борьбе с Ираном она потерпела ряд крупных поражений: в 363 г. императору Иовиану пришлось заключить с шахом Шапуром II (309 — 379) весьма невыгодный мир, по условиям которого Ирану возвращались ранее захваченные Римом провинции и последний фактически признавал преимущество Ирана в Армении, обязавшись не вмешиваться в армянские дела[11]. В 377 г. император Валент, под давлением осложнений в Балканских провинциях, был вынужден вовсе отказаться от Армении, где прочно утвердился Иран, захвативший большую часть этой страны. В 70-х гг. IV в. установилось иранское господство и в Картли[12].

В создавшейся ситуации, когда почти все Закавказье оказалось в руках сасанидского Ирана, Восточно-Римской империи было важнее иметь здесь не покорных вассалов в лице мелких княжеств, а сильного союзника, имевшего возможное противостоять Ирану. Этим и объясняется тот факт, что Византия вынуждена была не только мириться с усилением Лазского царства и объединением под его властью всей Западной Грузии, но и способствовать этому процессу.

Усилению Лазского царства способствовала также активизация северных кочевых племен и их набеги на восточные провинции Римской империи. Еще в III в. Риму приходится вести тяжелую борьбу с готами, которые производят нападения на Боспор, а оттуда на Малоазийские провинции, используя путь вдоль Восточного побережья Черного моря, где с ними активно борется население Западной Грузии[13].

В IV в. готов сменили гунны, разгромившие в 70-х гг. IV в. объединение аланов и начавшие опустошать Боспорское царство; отсюда через кавказские перевалы они вторгаются и в южные римские области[14]. В этих условиях защита кавказских перевалов становится для Византии вопросом первостепенной важности, и сильное Лазское царство, и в этом отношении приобретает для Рима особое значение. Недаром Прокопий Кесарийский подчеркивает, что «против варваров, проживающих на Кавказе, только Лазика является оплотом»[15]. В другом месте тот же Прокопий отмечает, что единственной обязанностью лазов перед римлянами является защита своих северных границ, «дабы вражески настроенные гунны не могли бы из сопредельных с ними Кавказских гор, пройдя через Лазику, вторгнуться в римские владения»[16].

Усиление Лазского царства обусловливалось и взаимоотшениями с Иберией, особенно усилившейся во II в., когда она отторгла у Колхиды ее восточную область — Аргвети — и, подчинив территорию племени зидритов и тем самым, вклинившись в подвластные Риму области, пробилась к Черноморскому побережью. Не вызывает сомнения, что в то время Иберия имела намерение подчинить себе всю Западную Грузию, что серьезно ущемило бы интересы Рима в Закавказье. Следовательно, и в этом отношении для Рима лазы представляли собой необходимых союзников. Когда же в результате активизации сасанидского Ирана к IV в. началось ослабление Иберии, Эгриси ликвидировала ее господство в Аргвети и сама утвердилась в этой области[17]. В то же время, благодаря совместным усилиям Лазики и Рима, Иберия была вытеснена из причерноморской области зидритов, отошедшей к Эгрисскому царству.

Таким образом, усиление Лазского царства происходило вопреки интересам Восточно-Римской империи, а, наоборот, Риму нужен был в Закавказье сильный союзник, хотя бы формально считавшийся его вассалом. Однако вместе с тем усиление и расширение Эгрисского царства все же было связано ослаблением Рима. В IIIIV вв. Римская империя была не в состоянии самостоятельно решать все те политические проблемы, о которых речь шла выше. Поражения, нанесённые ей сасанидским Ираном, утверждение последнего в странах Закавказья (в Армении, Албании и Картли), а также нашествия северных кочевников вынуждали Рим мириться со стремлениями правящих кругов Лазики к самостоятельности и расширению своей политической власти и даже способствовать этим стремлениям. Это было логическим продолжением постепенного ослабления римских позиций на Востоке, имевшего место еще в первых веках н. э.

Чем объясняется, что именно Лазское царство выступило и роли объединителя всей Западной Грузии? Это, в первую очередь, следует связать с его экономическим положением.

Расположенное в центральной и самой плодородной части древней Колхиды, это царство в хозяйственном отношении являлось ведущим регионом Западной Грузии. Достаточно сказать, что в пределы Эгриси входила область Мохерезис, которая, согласно описанию того же Прокопия, имела «множество многолюдных поселков. Из всех земель Колхиды это самая лучшая. Тут выделывается вино и растет много хороших плодов, чего нет нигде в остальной Лазике»[18].

Анализ сведений Прокопия позволяет установить, что собственно область Мохерезис находилась между реками Риони и Цхенисцкали и ее основным центром являлся г. Кутаиси[19]. Однако в широком понимании Мохерезис охватывал довольно обширную территорию, включавшую низменные части нынешних Кутаисского, Багдадского (Маяковского), Ванского, Самтредского, Абашского и Мартвильского (Гегечкорского) районов, представляющих в хозяйственном отношении единое целое, о чем свидетельствует факт возникновения здесь древних и богатых западногрузинских городов — Кутаиси, Вани, Мохириси, Родополиса, а также древнегрузинское название всей этой области — Самокалако (буквально — область городов)[20].

Достаточно плодородной была и примыкающая к Мохерезису с запада область (нынешние Цхакаевский и Хобский районы), центром которой являлась столица Эгрисского царства г. Археополис на р. Техури и где находились также значительные крепости Оногурис и Несос[21].

Не следует забывать, что через Лазику проходила и основная водная магистраль, соединяющая Причерноморье с внутренними областями Закавказья — река Фазис-Риони, в устье которой располагался г. Фазис, древнейший и значительнейший торговый порт колхов, также принадлежавший Эгрисскому царству. По Эгриси проходил и основной наземный путь, ведущий от побережья Черного моря на восток в Иберию. Кроме того, в Эгриси скрещивались и другие торговые магистрали, связывающие Западную Грузию с Арменией (через Зекарский перевал), а также с Рача-Лечхуми Абхазией, а отсюда, через кавказские перевалы, с Северным Кавказом[22].

Все это делало Эгриси ведущей областью Западной Грузии и способствовало ее усилению, предопределяя тот факт, что именно она выступила в роли объединителя всей Западной Грузии.

Итак, к концу IV в. Западная Грузия оказалась объединенной под властью Эгрисского (Лазского) царства. Цари лазов продолжали оставаться в вассальной зависимости от византийского императора, но эта зависимость носила лишь формальный характер. На территории Лазики в IVV вв. уже нигде не были расквартированы римские гарнизоны[23]. Византийские историки прямо пишут, что лазы не платили дани и ни в чем другом не подчинялись римлянам; их единственной обязанностью была защита северных рубежей от набегов кочевых племен[24], но эта «обязанность» полностью совпадала с собственными интересами Лазского царства: ведь в защите своих северных границ от вторжения кочевников были в первую очередь заинтересованы сами лазы.

Внешним выражением вассальной зависимости от Византии являлся обычай назначения царя: «Когда у них (у лазов — Н. Л.) умирал царь, — пишет Прокопий Кесарийский, — царь римлян посылал наследнику престола символы власти»[25]. То же самое подтверждает и Агафий, подробно перечисляя те знаки царской власти, которые по издревле принятому обычаю император посылал лазским царям[26]. Царь лазов имел и собственных вассалов. Так, например, хотя абазги имели двух местных правителей (архонтов), они издревле являлись подданными лазских царей[27]. Собственных правителей имели также племена Сквимнии (груз. Лечхуми) и сванов, хотя и они были подданными лазского царя, который в случае смерти князя назначал им нового, но обязательно из числа местной знати.[28]

Из сведений Менандра Протиктора о зависимости сванов от лазских царей явствует, что сваны платили дань в виде меда, и других продуктов[29]. Следовательно, правители зависимых от лазского царя племен были обязаны платить дань; самих правителей утверждал царь лазов, и, надо полагать, те были обязаны нести и военную службу, в частности защищать северные рубежи Лазского царства[30].

Таким образом, вассалами лазских царей являлись сваны, лечхумцы и абазги, хотя эти последние, как видно, пользовались большей независимостью, ибо в источниках ничего не говорится об утверждении их архонтов лазскими царями.

Что касается Апсилии и области мисимиан, то их зависимость от царей Лазики носила иной характер. В источниках нет никаких сведений о политическом статусе Апсилии кроме того, что апсилы являлись подданными лазских царей; в них вообще не упоминаются собственные правители апсилов, а в одном месте Прокопий рассказывает, что Апсилией фактически правил знатный лаз Тердат, имевший среди лазов звание магистра[31]. Это дает основание полагать, что Апсилия, вернее, её южная часть, непосредственно входила в состав Лазского царства в качестве ее провинции, подобно восточногрузинским эриставствам[32]. Сопоставление сведений византийских, армянских и грузинских источников позволяет сделать вывод о том, что некогда самостоятельное царство апсилов в IV в. оказалось поделенным между Лазикой и Абазгией. Южная часть этнографической Апсилии, расположенная между реками Эрисцкали (или Гализга) и Кодори, вошла в состав Лазики, область же северо-западнее Кодори была присоединена к Абазгии (Абхазети по грузинским источникам), хотя политически и эта последняя подчинялась эгрисскому царю[33].

Как и Апсилия, провинцией (эриставством) Лазского царства являлась и область мисимиан (одного из сванских племен), в отличие от остальной Сванети, непосредственно вошедшая в состав Эгрисского царства[34].

Такое положение Эгрисского царства сохранилось примерно на протяжении одного столетия. К 70-м гг. V в. оно явно ослабевает, что, в частности, выразилось в потере им власти над Сванети[35].

В научной литературе высказано предположение, что ослабление Эгрисского царства было обусловлено усилением соседней с ним Картли при царе Вахтанге Горгасале. В описании царствования Вахтанга летописец Джуаншер рассказывает о победоносном походе картлийского царя в Западную Грузию и о захвате им всех эгрисских крепостей вплоть до Цихегоджи — главного города Эгриси[36]. В перечне эриставов, подвластных Вахтангу Горгасалу, летописец упоминает эриставов Эгриси, Сванети, Маргви и Таквери[37]. Именно на основании этих сведений некоторые ученые и делают вывод, что при Вахтанге Горгасале определенные районы Западной Грузии, в том числе Аргвети (Маргви) и Сванети, вошли в состав Картлийского царства[38].

Однако сведения Джуаншера, зачастую содержащие явные ошибки и анахронизмы, кажутся во многом сомнительными[39]. Скорее всего относительное ослабление Лазского царства было вызвано его конфликтом с Византийской империей, имевшим место в 50 — 60-х гг. V в. Приск Панийский рассказывает, что при императоре Маркиане (450 — 458) царь лазов Губаз восстал против Империи. Маркиан послал против лазов войска, которые вступили с ними в войну и затем вернулись к себе, но императорский двор готовился возобновить военные действия и даже подумывал о привлечении к этой войне Ирана. Со своей стороны Губаз тоже предпринял шаги для заключения союза с персидским царем (по времени это должен быть Ездегирд II — 439 — 457 гг.), но последний вел в то время войну с вторгшимися в Иран гуннами-кидаритами и отказал Губазу в помощи. После этого у царя лазов не оставалось иного выхода, как послать к императору послов и попытаться уладить конфликт мирным путем. В то время в Лазике вместе с Губазом царствовал и его сын Цатэ. Маркиан, через магистра Евфимия, потребовал, чтобы или сам Губаз отказался от короны, или заставил отречься от царствования Цатэ; тем самым император, как видно, пытался посеять раздор между отцом и сыном; но Губаз предпочел отказаться от престола в пользу сына. Когда основное требование императора было исполнено, последний потребовал от эгрисского царя явиться в Константинополь и отчитаться в своих поступках. Губаз согласился и на это, но попросил у присланного к нему для переговоров Дионисия гарантию неприкосновенности[40].

Однако переговоры длились, как видно, довольно долго, поскольку, как явствует из другого фрагмента труда того же Приска Панийского, Губаз прибыл в Константинополь лишь после пожара, происшедшего в 465г., уже при императоре Льве I. Лазского царя при императорском дворе сперва осудили за восстание, но затем обошлись с ним доброжелательно и с миром отпустили на родину, утвердив царем Лазики Цатэ[41].

Из всего этого рассказа, к сожалению, не видно, каковы были конкретные причины восстания Губаза и масштабы тех военных операций, которые византийские войска провели в Лазике. На последний вопрос в какой-то мере проливают свет результаты археологических раскопок последних лет в с. Нокалакеви, где сохранились руины древней столицы Эгрисского царства — Цихегоджи-Археополиса. На некоторых памятниках этого городища явно сохранились следы крупных разрушений и пожара, имевших место где-то во второй половине V в.[42] Не исключено, что столица Эгриси пострадала именно во время военных действий между византийцами и лазами, о которых упоминает Приск[43].

Что касается причин восстания, то можно предположить, что Губаза толкнули на него те осложнения, которые претерпевала в то время Византийская империя. Еще в начале V в. Византия вынуждена была бороться с нашествием вандалов, а в 441 — 442 и 447 — 452 гг. в ее пределы вторглись гунны под предводительством Аттилы, и Империя покупает мир по весьма высокой цене. Значительные последствия имела и конфессиональная борьба в самой Империи: возникновение новых ересей — несторианства и в особенности монофизитства, вызвало не только раскол, но и стремление к независимости ряда восточных провинций, население которых использовало монофизитство как знамя в борьбе против императорской власти. Острая борьба идет и между византийской аристократией и вновь выдвинувшейся «варварской» знатью.

Эта сложная внешняя и внутренняя обстановка, сложившаяся в Византии в середине V в., могла показаться правящим кругам Эгрисского царства благоприятной для выступления против Империи и освобождения от той формальной зависимости, которая связывала Лазику с Византией. Однако правительство Маркиана смогло, так или иначе, справиться с непосредственной угрозой. Ослабление опасности на западных границах позволило Маркиану активно отреагировать на действия царя Лазики и заставить его вновь подчиниться Империи, тем более, что и ожидаемая Губазом помощь со стороны сасанидского Ирана не могла быть им получена.

Неудачное выступление Губаза против Византии и поражение его политики вызвали ослабление Лазского царства, результатом чего и явилась потеря им Сванети. По словам византийских послов в Иране, приведенным Менандром, зависимость Сванети от Лазики продолжалась до царствования Льва I (457 — 474) и персидского царя Пероза (459 — 484)[44]. Следовательно, между 459 — 474 гг. Сванети могла обрести независимость. Очевидно, сваны воспользовались осложнениями между Лазикой с Византией и неудачей политического курса Губаза.

Вскоре же после урегулирования описанного конфликта у Эгрисского царя возникли осложнения с правителями сванов, поскольку последние начали против него военные действия. Сохранился фрагмент сочинения Приска Панийского, где рассказывается, что сваны начали против Лазского царя войну, дабы вернуть себе те крепости, которые у них ранее были отняты, и царь лазов был вынужден просить у императора войска для подмоги. Император послал в Лазику отряд под командованием военачальника Ираклия, но «парфяне» и иберы, воевавшие с лазским царем, пошли походом против других племен, и царь отослал византийские войска обратно. Однако «парфяне» вновь возобновили войну с царем, который опять призвал римлян на подмогу. Последние обещали прислать войска, но к ним явились «парфянские» послы и заявили, что гунны-кидариты побеждены ими[45]. К сожалению, фрагмент на этом кончается и остается неясным, чем же закончился конфликт между сванами и лазами.

Упоминание в этом фрагменте иберов, которые совместно с персами и сванами ведут войну с лазским царем, дает которым исследователям основание считать это сведение Приска подтверждением вышеупомянутых данных грузинской летописи о захвате царем Картли Вахтангом Сванети и Эгриси[46]. Действительно, Вахтанг Горгасал был современником этих событий, и не исключено, что его военные силы принимали участие в оказании помощи сванам в их борьбе с эгрисским царем.

Во всяком случае, ясно одно — Сванети была утеряна Эгрисским царством. О дальнейших событиях истории Эгрисского царства, вплоть до 20-х гг. VI в., нам ничего неизвестно. Можно лишь предполагать, что оно постепенно слабеет и господство Византии приобретает здесь все более реальный характер[47].



[1] Подробно см.: Ломоури Н. Ю. История Эгрисского царства. Тбилиси, 1968, с. 67 — 70 (на груз. яз.).

[2] Прокопий Кесарийский. Война с персами, II, с. 29. Изд. I. Haury, Lipsiae, кн. I, 1905; он же. Война с готами, VIII, с. 2. То же изд., кн. II, 1907.

[3] Меликишвили Г. А. К, истории древней Грузии, с. 387 — 391; Ломоури Н. Ю. История Эгрисского царства, с. 68 — 69.

[4] Прокопий. Война с готами, VIII, с. 2.

[5] Г. А. Меликишвили полагает, что это указание Прокопия свидетельствует о непосредственном подчинении чанских племен Лазским царством после 60-х гг. IV в. (См.: его. К истории древней Грузии, с. 390 — 391). К такому же выводу, на основании сведений «Армянской географии», приходит и Д. Л. Мусхелишвили. (См.: его. Основные вопросы исторической географии Грузии. Тбилиси, 1977, с. 92 — 96, на груз. яз.).

[6] Прокопий. Война с готами, VIII, с. 13.

[7] Менандр. Фр. I. Изд. С. Dе Воог, Вегоlini, 1903.

[8] Джанашиа С. Н. Возникновение Эгрисского царства. Труды, т. II, Тбилиси, 1952, с. 317 — 318 (на груз. яз.).

[9] Stein Е. Geschichte spätrömischen Reiches. Wiеn, 1828, S.7—9; Оstrogorskу G. Geschichte dеs Вyzantinischеn stааеs. Мünchеn, 1940, S. 24 — 25; История Византии, т. I. М., 1967, с. 101 и след.

[10] Моммзен Т. История Рима, т. I. М., 1949, с. 379 — 399; Пигулевская Н. В., Якубовский А. Ю. и др. История Ирана с древнейших времен до конца XVIII в. Л., 1958, с. 39 — 40.

[11] СМН, I, 1936, с. 84 — 85.

[12] Очерки истории СССР, IIIIX вв., с. 193; Адонц Н. Армении и эпоху Юстиниана. Ереван, 1971, с. 28 — 29; Такаишвили Е. Описание, т. II, вып. IV, Тифлис, 1906—1912, с. 720; КЦ, I, 1955, с. 136.

[13] Зосим. Новая история, I, с. 31—33; Меликишвили Г. А К истории древней Грузии, с. 379 — 380.

[14] Бернштам А. Н. Очерк истории гуннов. Л., 1951, с. 143 — 153.

[15] Прокопий. Война с персами. II, с. 28.

[16] Там же, с. 15.

[17] Меликишви л и Г. А. К истории древней Грузии, с. 383 — 384.

[18] Прокопий. Война с готами, VIII, с. 14.

[19] Джанашиа С. Н. Труды, И, с. 320 — 321; Мусхелишвили Д. Л. К вопросу о центре Эгрисского царства. — В сб.: Кавказ и Средиземноморье. Тбилиси, 1980, с. 135 — 138.

[20] Джанашиа С. Н. Труды, II, с. 321.

[21] Агафий. История, II, 22; III, 7; IV, 9; Georgica, III, с. 316 — 317.

[22] Ломоури Н. Ю. К вопросу о торговых путях древней Грузии, ТИИ, т. IV, вып.1,1958; Мусхелишвили Д. Л. Основные вопросы исторической географии Грузии, с. 114, 122 и след.

[23] Меликишвили Г. А. К истории древней Грузии, с. 385; Ломоури Н. Ю. К выяснению некоторых сведений Notitia dignitatum. — Труды ТГУ, т. 162, 1975, с. 65 — 78 (на груз. яз. с рус. резюме).

[24] Прокопий. Война с персами. II, 15.

[25] Прокопий. Война с готами, II, 15.

[26] Агафий. История, III, 15.

[27] Прокопий. Война с готами, VIII, 3.

[28] Там же, 2.

[29] Менандр Фр. 12, НGМ, II, с. 30 — 31.

[30] Меликишвили Г. А. К истории древней Грузии, с. 384.

[31] Прокопий. Война с готами, VIII, 10.

[32] Мусхелишвили Д. Л. Указ, соч., с. 130 — 131.

[33] Там же, с. 117 — 120.

[34] Там же, с. 131.

[35] Менандр Фр. II, НGМ, II, с. 31.

[36] КЦ, т. I, с. 157.

[37] Там же, с.185.

[38] Меликишвили Г. А. К истории древней Грузии, с. 386; Мусхелишвили Д. Л. Указ, соч., с. 206 — 214; Лордкипанидзе М. Д. Картли во второй половине V века. Тбилиси, 1979, с. 46 — 47 (на груз. яз.).

[39] Подробно об этом см.: Ломоури Н. Ю. История Эгрисского царства, с. 80 — 84.

[40] Приск Панийский. История, фр. 25 — 26, HGM, I, с. 336 — 338.

[41] Там же, с. 345.

[42] Закарая П. П., Ломоури Н. Ю., Леквинадзе В. А., Гвинчидзе Г. О. Краткий отчет работ Нокалакевской экспедиции за 1974—75 гг. — АЭГМГ, V, 1977, с. 104, 111; Ломоури Н: Ю. К истории взаимоотношений Лазского (Эгрисского) царства и Византии в V в. — Византийские очерки. М., 1982, с. 32 — 34.

[43] Не могли ли эти разрушения быть результатом борьбы с Картли? (Ред.).

[44] Менандр. Фр. II, НGМ, II, с. 31.

[45] Приск Панийский. История, фр. 41, НGМ, I, с. 349 — 350.

[46] Лордкипанидзе М. Д. Картли во второй половине V в., с. 47 (там же ссылка на литературу).

[47] Отсутствие в письменных источниках сведений об эгрисских царях указанного отрезка времени, сообщение Приска Панийского об участии иберов в борьбе с лазами, при наличии указания грузинской летописи о существовании Эгрисского эриставства в составе Картлийского царства, дает основание предполагать подчинение Западной Грузии Иберией (Картли) в царствование Вахтанга Горгасала. (Ред.)