§ 1. КАХЕТИ

 

Кахети входило сначала в состав царства, затем эрисмтаварства Картли.

В VII и первой половине VIII в., во время борьбы против арабов, Картли[19] являлась единой политической единицей. По собщению Гевонда, «во время внутренней смуты в халифате[20] армяне, грузины и албанцы после 30 лет покорности отказались платить дань. Их неповиновение длилось три года[21]. Под «грузинами» здесь подразумевается вся Восточная Грузия, ибо за тридцать лет до этого в результате военных операций Хабиба ибн-Масламы арабам покорилась вся Восточная Грузия, и именно этот факт подразумевает армянский историк, говоря о тридцатилетней покорности.

Такая же картина наблюдается, по грузинским источникам, в продолжение VII в. и в последующее время, когда Картли охватывает всю Восточную Грузию, а Кахети отдельно не фигурирует. Со времен походов Глухого (30-е гг. VIII в.), указывает грузинская летопись, арабы воздерживались от походов в Картли и получали дань[22]. Картли и в данном случае подразумевает всю Восточную Грузию. Но вскоре в арабских источниках появляются санары (цанары), с которыми арабам приходится вести борьбу.

Вследствие похода Хабиба ибн-Масламы цанары (араб.сл. арабских источников) совместно с другими горцами Восточной Грузии вошли в орбиту арабского владычества. Следующим этапом утверждения господства халифата в Грузии, как уже отмечалось, связан с походами Мервана ибн-Мухаммеда но в середине VIII в. жители гор Восточной Грузии, как видим, прекратили платить захватчикам дань, и арабам пришлось вновь покорять их. Язид ибн-Усаид, назначенный халифом Абу-Джафар-аль-Мансуром на должность вали (около 754 г.), покорил цанаров и обложил их данью[23].

Как видим, арабы продолжают борьбу за покорение горцев Восточной Грузии. Очевидно, именно с этого периода начинается активизация и усиление цанаров. В 70-гг. этого столетия цанары продолжают восставать. На этот раз против них борется вали Армении Хусейн ибн-Кахтаба[24].

Трудно сказать, является ли Санария арабских источников этого времени собственно землей цанаров, или это уже объединенное, отошедшее от Картли и освобожденное от арабского ига независимое Кахетское княжество. Выделение Кахети в независимое княжество грузинские источники датируют 80-ми гг. VIII в. Можно допустить, что в событиях 60—70-х гг. VIII в. цанары действуют самостоятельно, независимо от остальных областей Кахети, но некоторые обстоятельства все же заставляют сомневаться в этом. Вали Армении, не располагая достаточной силой для того, чтобы самостоятельно справиться с восставшими цанарами, требует от халифа дополнительных войск. Лишь после получения 20 000-го вспомогательного войска ему удается нанести поражение цанарам. Арабы убивают 16 000 цанаров и преследуют оставшихся[25]. Сомнительно, чтобы цанары обладали такими силами без посторонней помощи. Поэтому можно предполагать, что для борьбы с общим врагом уже существует во главе с цанарами союз земель Кахети, который постепенно превращается в политический организм, именуемый в арабских источниках «Санария».

Ведя борьбу с арабами, цанары в то же время пытаются присоединить соседние земли, арабы же прибегают к противодейственным мерам, однако уже не могут восстановить прежнего положения, и цанары постепенно добиваются независимости. Примечательно, что в событиях конца VIII и начала IX в. арабские авторы противопоставляют Джурзан (т.е. cобственно Картли) и Санарию (Кахети)[26]. Санария уже является отделенным от Картли княжеством Кахети, в котором цанары в это время выступают в качестве ведущей силы. Первые князья Кахети были, видимо, из цанарской династии. На рубеже VIIIIX вв. объединение Кахети — уже свершившийся факт.

Конец VIII и начало IX в. является тем периодом, когда довольно четко вырисовываются признаки ослабления и распада Багдадского халифата. Но следует отметить, что первое (во всяком случае, известное нам) неповиновение цанаров совпадает с эпохой гражданской войны и смены династий в халифате. События 749 — 750 гг. (свержение династии Омейядов и утверждение власти Аббасидов) не прошли бесследно для халифата. Аббасиды потеряли некоторые дальние провинции, например, Испанию, в разгаре восстания в Северной Африке, и т. д. В самом халифате также не все спокойно: после взятия власти Аббасидами продолжается крестьянское восстание, и силы, приведшие Аббасидов к власти, распадаются. Несогласия существуют и между отдельными членами рода Аббасидов. Цанары используют создавшееся положение, и в 754 г. при втором халифе из Аббасидов Мансуре полководцу халифа приходится силой подчинить цанаров. Примечательно, что цанары именно в это время пытаются освободиться от арабской дани.

Однако образование княжества и его независимое существование не могло быть обусловлено только выгодными внешними факторами. Этому способствовало и внутреннее положение страны.

Усиление Кахети намечается на рассвете грузинского феодализма, корни которого следует искать в еще более ранней эпохе. Письменные источники в этом отношении не дают нужного материала, и поэтому следует довольствоваться преимущественно памятниками материальной культуры. При этом необходимо учитывать то обстоятельство, что большая часть памятников материальной культуры VI в. приходится на восток Восточной Грузии, а именно — Кахети и Эрети[27].

Примечательно, что в VIIVIII вв. на территории будущего Кахетского княжества ведутся большие строительные работы. С именем царя Арчила грузинский источник связывает строительство административного центра на севере Восточной Грузии. Джуаншер пишет: «Сел Арчил в Цукети и воздвиг Касари и в ущелье Лакуасты построил крепость»[28]. Интересно, что Арчил недалеко от центра будущего Кахетского княжества строит монастырь[29].

Много в Кахети памятников и VIIIIX вв.: Уджарма (определенный слой которой датируется именно этим периодом), Бочорма, Кветера, Веронская крепость, Жалети, Сиони (в Иорском ущелье), Сиони (в Казбегском районе), Гарбанская церковь,[30] Ахалцихе (в Хеви) и многие другие[31].

Экономическая мощь Кахетского княжества, наряду с указанными благоприятными обстоятельствами (распад халифата, ослабление Картли), создает почву для объединения и преобразования его в самостоятельную политическую единицу.[32] Этот процесс начинается в середине VIII в., и в конце того же столетия княжество Кахети уже является независимым феодальным государством во главе с династией местных мтаваров (князей)[33].

В территориальном плане Кахетское княжество совпадало не полностью с тем регионом, который в позднем средневековье представляло собой Кахетское царство и теперь называтся Кахети. Княжество Кахети включало в себя Кахети, Кухети, Гардабани. Граница между Кахети и Эрети в IXX вв. начиналась приблизительно на юге Хунани и тянулась, лощинам Турдо, Штори, Самеба[34]. С запада с Кахетским княжеством граничил Тбилисский эмират. Объединение Кахети, Кухети и Гардабани произошло по инициативе собственно кахов, и это новое политическое объединение получило название «Кахети».

Один из первых князей Кахети Григол (787—827) присоединил к Кахети всю Шида-Картли, но в начале IX в. против усилившегося Григола выступил Ашот куропалат и отобрал у него большую часть Шида-Картли[35], до ущелья р. Ксани, и с этого времени западной границей княжества Кахети является река Ксани.

Так же, как и названия некоторых других земель (например, «Картли» «Абхазети» и др.), название «Кахети» имеет разные значения, узкое и широкое.

«Кахети» в своем узком значении подразумевает собственно Кахети, точнее, эриставство Кахети. С конца VIII в., приблизительно после того, как возникло Кахетское княжество, значение термина «Кахети» расширяется, и с этого времени он обозначает уже Кахети, Кухети, и Гардабани, т. е. новое феодальное княжество. Но и это политическое значение термина «Кахети» получает дальнейшее расширение. А именно, когда кахетские мтавары захватывают Эрети и присоединяют его к Кахетскому княжеству, то понятие «Кахети» включает в себя уже и Эрети (если не все, то его большую, северную часть). Расширение значения понятия «Кахети» происходит с севера на юго-восток[36].

Образование Кахетского княжества началось с северных районов. Ослабленная борьбой с арабами, равнина временно сходит с исторической арены. Население горных районов, лучше сохранившее себя, начало борьбу против арабского ярма за объединение земель, организацию княжества. Во главе этой борьбы стояли цанары, жившие в современном Казбегском районе, на территории которых находился Дарьяльский проход. Отсюда начинается их наступление на равнинную часть Кахети[37].

Цанары (санары арабских, цанары армянских источников) активно вступают на политическую арену с середины VIII в.

В середине VII в., после походов Хабиба ибн-Маслпмы, как уже отмечалось, Санария (араб.сл. — арабских источников) подчинилась арабам на условиях договора.

Земля цанар, локализованная в нагорной части Кахети, в центральном регионе Кавказского хребта, в грузинских письменных источниках называется Цанаретским ущельем «Хеви цанаретиса»). Ущелье — «хеви» в данном случае административная единица, и «Хеви цанаретиса» со временем стало называться Хеви. В пределах Хеви находится Дарьяльский проход (современный Казбегский район)[38].

В специальной литературе является спорным вопрос об этническом происхождени племени цанар. Ряд авторов причисляет их к восточной группе кавказских народов, ряд — к грузинской[39]. В пользу грузинского происхождения племени цанар, на наш взгляд, говорит как топонимика края, так и указания армянских и арабских первоисточников[40]. При этом следует учесть то обстоятельство, что, в то время когда цанары активизируются на политической арене, они бесспорно являются составной частью грузинского историко-культурного мира. Арабские авторы, касаясь операции Хабиба ибн-Масламы в пределах Грузии, Санарию упоминают вместе с другими грузинскими административными единицами[41]. Армянский историк Вардан цанаров считает грузиноязычным племенем, что вполне подтверждает грузинская эпиграфика края[42]. Хеви (Цанарети) входила в паству Цилканской кафедры, существующей с VI в., где богослужение, как во всем Мцхетском католикосате, велось на грузинском языке, что и подтверждается грузинскими надписями Гарбанской церкви[43]. Находясь во главе борьбы с арабами и организации земель Кахети в самостоятельное государство, цанары, грузины по языку, церкви, то есть историко-культурному облику, служили делу создания грузинского государства (княжества) Кахети[44].

При образовании Кахетского княжества центром этой политической единицы, видимо, был город-крепость Уджарма, однако Уджарма скоро потеряла свое значение[45], и центр княжества переместился в Тианети[46].

Ущелье р. Иори — густонаселенный район. Выше (севернее) от Уджармы, приблизительно до того места, где Иорское ущелье размежевывается с Арагвским, по обоим берегам р. Иори в большом количестве расположены маленькие сельские церкви.

Цари объединенной Грузии начинают борьбу за Кахети с наступлением на центр княжества—Тианети. С Тианети начинает разгром Кахети царь Баграт III[47]. В окрестностях Тианети борется царь Баграт IV с царем кахов и ранов (т. е. эров) Квирике[48]. Резиденция кахетских царей находилась в Тианети, во дворце Бододжи[49], который был построен царем Квирике и сожжен царем Багратом IV. А в XI в., после присоединения Эрети, центром объединенного царства кахов и ранов становится Телави. Возможно, что перенесение центра в Телави было связано именно с деятельностью Квирике[50].

Перенесение центра в Телави происходит по понятным причинам. В то время как Тианетский район является сравнительно скудной горной полосой, Телави расположен в полосе плодородной земли. Земледелие и его самая интенсивная отрасль — виноградарство, с самого же начала были здесь на высоком уровне развития. Кроме того, в то время как собственно Кахетское княжество вело длительную борьбу с арабами, царство Эрети с ними придерживалось более мирной политики, что способствовало развертыванию широких торговых связей с арабами и, соответственно, экономическому прогрессу страны. Таким образом, после объединения Кахети и Эрети Телави естественно становится столицей царства Кахети (царство ранов и кахов). Вполне возможно, в вопросе выбора столицы объединенного царства Кахети и Эрети определенную роль сыграло и то обстоятельство, что Телави был расположен на стыке регионов, населенных двумя основными этническими группами нового царства—кахами и эрами. Вслед за вступлением Эрети в состав Кахетского княжества должно было последовать и перемещение сюда центра. Видимо, и вопрос о его безопасности имел немаловажное значение, да и юг уже не так нуждался в защите (арабы ослабли, а сельджуки еще не появились). Кахетское княжество ощущало давление царя единой Грузии, и Тианети был более доступен царю Грузии, чем далеко расположенный Телави.

Таким образом, название «Кахети» от Кахетского эриставства сначала распространяется на Кухети, а затем и на завоеванное кахетскими мтаварами, присоединенное к их княжеству Эрети. С этой поры объединенное Кахет-Эретское царство называется Кахети, и становится понятным, почему в грузинских источниках периода объединения термины «Кахети», «Кухети» и «Эрети» часто заменяют друг друга.

Еще И. А. Джавахишвили обратил внимание на то, что иногда понятия «Кахети» и «Эрети» спутаны и трудно понять, где находится тот или иной пункт, в Кахети или Эрети[51]. Но эта «путаница», видимо, имеет свои закономерности[52]. Автор «Матиане Картлиса» в связи с событиями начала X в. указывает, что царь Костанти вступил в Кахети и захватил Эрети и крепость Вежини[53]. Но когда речь идет о событиях 80-х гг. XI в., историк царя Давида пишет: «...прибыли в Кахети и обступили крепость Вежини»[54]. Хотя Вежини—крепость собственно Эрети, но, после того как Эрети воссоединилась с Кахети, Вежини, как и другие пункты Эрети, становится крепостью Кахети.

Представителями верховной власти в Кахети являются мтавары (князья), именуемые хорепископами[55].

По своим первоначальным функциям хорепископ являлся представителем епископской власти в сельской местности. Однако хорепископ цанаров, по всей вероятности, постепенно, в соответствии с процессом феодализации, захватил и светскую власть[56]. Традиция такого объединения светской и церковной власти в руках одной личности не является чуждой населению горной Грузии. Примечательно, что эта тенденция характерна и для населения Хеви[57], что заслуживает особого внимания, ибо, как известно, именно Хеви является местожительством цанар.

За политической экспансией цанар последовала трансформация цанарского хорепископа в правящего хорепископа Кахети[58]. Под «политической экспансией», конечно, не подразумевается завоевание Кахети иноэтническими элементами и утверждение ими своего титула хорепископа как звания князей Кахети. Так как на сегодняшнем уровне наших знаний решить однозначно вопрос генетического происхождения не представляется возможным, то, как уже было отмечено, для нас важно то обстоятельство, что в интересующую нас эпоху цанары — бесспорно грузины, а титул хорепископа, характерный по своему содержанию для горного населения Грузии, утвержден ими в титулатуре мтаваров Кахети. О том, что титул хорепископа носили цанары, имеется прямое указание у армянского историка Вардана[59]. Ованес Драсханакертци владетелей Кахети титулует хорепископами цанаров. «Великий хореписком цанар», — пишет он о хорепископе Квирике[60].

Вначале власть кахетского хорепископа была выборной [61], но в том же IX в. стала наследственной[62]. Сведение грузинского источника об избрании хорепископов поддерживает армянский историк Форма Арцруни, согласно которому цанары по своему желанию ставили своего правителя[63].

На пути трансформации в правящего кахетского хорепископа значительно изменились функции цанарского хорепископа, и в том же IX в. он уже являлся представителем верховной светской власти феодального государства Кахети. В этой роли выступает он на международной арене, где официальная византийская власть именует его архонтом цанаров.[64]

Как уже было отмечено, с середины VIII в. цанары активизируются на политической арене Восточной Грузии. Они выступают инициаторами сплочения Кахети и борьбы против арабов и играют ведущую роль в объединении Кахети. В связи с этим расширяется значение понятия «Цанарети» (земля цанаров), и с собственно Хеви оно распространяется постепенно на всю Кахети и иногда на присоединенные и объединенные с Кахети земли. Отголоском этого должно быть употребление в источниках термина «Цанарети» в значении Кахети. В этом отношении заслуживает внимания тот факт, что в 20-х гг. XI в. во время войны между царем Георгием I и кесарем Василием II, по сведению автора «Матиане Картлиса», Георгий «получил подмогу из Кахети и Эрети»[65]. А по Сумбату Давитисдзе, царь Георгий привел на помощь «цанаров и шаков»[66]. Следовательно, здесь «кахи» и «цанары» являются идентичными понятиями.

Употребление термина «Цанарети» в широком значении «Кахети и, возможно, Кухети) дает основание некоторым исследователям предполагать, что ареалом расселения цанарского этноса можно считать более обширную территорию[67].

Политическая гегемония цанаров в масштабе Гардабани и Кахети своеобразно отразилась в грузинских и иностранных источниках.

Как было указано, с середины VIII в. против арабов активно выступают цанары, которых арабские источники называют санарами.

В конце VIII в., при мтаваре Григоле (787 — 827), Кахети и Кухети объединены, и тот же князь захватывает и Гардабани[68]. Но после смерти Григола власть в этом объединенном Кахетском княжестве берет в свои руки гардабанский княжеский дом. В связи с этим грузинский летописец заявляет, что «в это время сговорились гардабанцы и избрали хорепископом Дачи, сына Иоанна Квабулисдзе». После Дачи «посадили хорепископом Самоэла Донаури», а после Самоэла «хорепископом был Габриел Донаури, брат хорепископа Самоэла»[69]. При правлении гардабанцев (Дачи — 827—839; Самоэл — 839 — 861; Габриел — 862—881) в сочинении грузинского летописца Кахетское княжество (Кахети, Кухети, Гардабани) именуется Гардабани или Кахети, а в арабских источниках, по традиции, Санарией.

В борьбе, которая в начале IX в. протекала из-за Шида-Картли, союзниками были, по грузинскому источнику, кахетский князь Григол и тбилисский эмир[70], а по арабскому источнику — тбилисский эмир и санары[71].

В 40-х гг. IX в., когда борьба между эмиром и центральной властью халифата становится особенно острой и напряженной, тбилисскому эмиру помогают цанары. По арабским источникам, против санаров сражается полководец Халид ибн-Язид[72], а по сведениям грузинского источника, «вновь вторично прибыл тот же самый Халил (араб). Сразились гардабанцы с ним близ Гавази»[73].

То же самое наблюдается и в других случаях: когда после смерти Халида в Грузию прибыл его сын Мухаммед ибн-Халид (около 842 г.), то, по сведениям арабского источника, он сразился с тбилисским эмиром Сааком и его союзниками санарами[74], а по грузинскому источнику, «пришли гардабанские кахи на помощь Сааку»[75]; в 853 г., когда в Грузию вторгся Буга, то, по сведениям арабского источника, союзниками тбилисского эмира были санары — Буга сразился с ними и потерпел поражение от санаров[76], по грузинским же источникам, ему «преградили путь гардабанцы»[77].

Как видим, в IX в. во всех случаях гардабанцы в грузинских источниках и санары в арабских олицетворяют княжество Кахети. В конце IX в., когда гардабанский княжеский дом теряет власть, в грузинских источниках исчезает упоминание о гардабанцах, и с этого времени речь идет о Кахети и кахетских мтаварах, а в арабских источниках фигурируют те же санары и Санария.

Таким образом, ко времени образования Кахети в самоcтоятельное княжество политическая гегемония находится в руках санаров, владетельных князей санарской династии. У них устанавливаются отношения с арабами, поэтому все Кахетское княжество, включавшее Кахети, Кухети, Цанарети и Гардабани, арабские авторы именуют Санарией. Затем, в начале IX в. мтаварство в Кахетском княжестве переходит к гардабанской династии, но в арабских источниках, по старой традиции, фигурируют санары. Примечательно, что, когда в Кахети династия гардабанцев заменяется династией Аревманели, в грузинских источниках гардабанцы при упоминании Кахети и кахов уже не называются и появляются только тогда, когда речь идет собственно о гардабанцах.

Наряду с арабскими источниками, Кахетское княжество именуется Санарией и в сочинениях армянских[78] и византийских[79] историков. Грузинский историк XI в. Сумбат Давитисдзе считает цанаров идентичными шакам[80]. Указанное обстоятельство, возможно, вызвано или этническим распространением цанаров на всей территории исторической Кахети[81], или же, что более вероятно, политической гегемонией при объединении Кахети. Во всяком случае, предположение об этническом распространении племени цанар требует больших доказательств, чем их политическая гегемония. Именно вследствие последнего обстоятельства произошло преобразование титула владыки цанаров — хорепископа в титул правителя всей Кахети, а также расширение значения понятия «Цанарети».

Таким образом, вначале руководителями борьбы кахетского населения против арабов выступают цанары, во главе с цанарским хорепископом. К концу VIII в. этот союз земель Кахети постепенно перерос в политический организм, княжество, мтавара которого теперь уже именуют хорепископом кахов. В 30-х гг. IX в. кахетскими хорепископами становятся представители дома Донаури из Гардабани, а в конце того же столетия у дома Донаури власть отнимает династия Аревманели[82], и теперь уже ее представители именуются хорепископами.

Объединенное Кахетское княжество административно было разделено на эриставства. Вахушти Багратиони называет три эриставства Кахети, эриставов которых «посадил» Квирике. По всей вероятности, этот Квирике (Квирике Великий-- объединитель Кахети и Эрети) в царстве Кахети и Эрети провел административную реорганизацию, отголоском чего следует считать сведение Вахушти о том, что Квирике «посадил» эриставов. По сообщению Вахушти, Баграт III, заняв Эрети, назначил своих эриставов, «но после смерти Баграта тот же Квирике захватил Кахети и также Эрети, и назвался царем кахов. Хотя эриставы и сидели в Эрети, но царь Квирике более укрепил и посадил троих эриставов в Кахети и четырех в Эрети»[83]. Видимо, став царем кахов и ранов, Квирике сместил эриставов Баграта и назначил своих. Можно предположить, что эриставства, учрежденные царем Квирике укладывались в границах эриставств, существовавших с древних времен, но теперь эриставов царь «посадил» сам, превратив их в чиновников центральной власти. Очевидно, Квирике провел административную реформу.[84]

В Кухети Квирике посадил одного эристава «в Рустави и дал ему всю Кухети». Историческая область Кухети представляла собой одно эриставство с центром в Рустави — старом центре Кухетского эриставства, а историческая Кахети была разделена на две административные единицы с центрами Кветера и Панкиси[85].

Кахети (Кахети и Кухети), как и другие области Восточной Грузии, арабы завоевали в 50-х гг. VII в. Во второй полоне того же столетия и в начале VIII в. вместе с другими грузинскими провинциями Кахети вела борьбу против арабов.. Кахети освобождается от господства арабов, но поход Мервана ибн-Мухаммеда (Мурвана Кру, по грузинским источникам) и здесь создает арабам стабильное положение. Мерван переселяет в Кахети из страны хазар 20 000 славянских семей[86] (правда, потом эти славяне бежали и были перебиты арабами). Но важен сам по себе тот факт, что Мерван распоряжается в Кахети по своему усмотрению. А в 50-х гг. тоже столетия арабы вынуждены вновь начать борьбу, чтобы наложить дань на Кахети[87].

В 70-х гг. VIII в. в Кахети произошло большое восстание против арабов. По всей вероятности, восставшая Кахети была связана с Картли, о чем должно свидетельствовать сведение Иоанэ Сабанисдзе о картлийском эрисмтаваре Нерсе. Привлекает внимание тот факт, что Нерсе, который был вынужден эмигрировать из Картли из-за конфликта с арабами, направляется к хазарам — политическим врагам арабов. Возможно, что Нерсе был связан с тем большим восстанием, которое происходило в то время в Кахети. Примечательно и то, что борьба против арабов в то же время ведется и в Армении.

Пока Картлийское эрисмтаварство представляло собой определенную силу, Кахети в борьбе против арабов действовала в союзе с Картли, с начала IX в., когда Картли перестала быть реальной силой, Кахети обрела нового союзника в лице боровшегося против халифов тбилисского эмира. Кахетское княжество вело постоянную борьбу против центральной власти халифата сначала за завоевание независимости, а затем за ее сохранение. Халиф фактически признал Кахетское княжество независимым, и тем не менее оно продолжает энергичную борьбу против арабского господства в Грузии.

IX в. был периодом, когда существовавшая в Грузии мусульманская политико-административная единица, эмират, начинает борьбу за независимость от центральной власти халифата. Такая позиция эмирата серьезно ослабляет положение халифата в Грузии. Кахетские мтавары удачно используют эту ситуацию и выступают против власти халифа в союзе с арабским эмиром. Сам Картлийский эмират не представляет опасности для Кахети. Кахетские мтавары лишь пользуются этой борьбой мусульман в соответствии со своими интересами

В начале IX в. союзником восставшего тбилисского эмира Мухаммеда ибн-Атаба выступает Кахетское княжество. Тесного союза придерживается Кахетское княжество и с эмиром Исхаком ибн-Исмаилом, который активно борется против халифата. При их совместном выступлении в 840—841 гг. Халид ибн-Язид терпит поражение[88]. Кахетское княжество--союзник эмира и во время нашествия Буга Тюрка, причем оно продолжает борьбу и после поражения своего союзника — тбилисского эмира. Буга убил эмира Саака, сжег и разорил Тбилиси, но кахетское войско встретило арабов у границ своего княжества и нанесло им поражение. После этого Буга попытался напасть на Кахети с севера, но вновь потерпел поражение[89].

В той сложной политической ситуации, которая возникла в Закавказье в IXX вв., Кахетское княжество проводит совершенно определенную линию, стараясь защитить себя от агрессии арабов и, по возможности, расширить свои границы

Из тяжелых событий 908—914 гг. (нашествие правителя Азербайджана Саджида Юсуфа Абул-Касима, Абу Саджа) Кахети вышла сравнительно непострадавшей. Абул-Касим занял в Кахети крепости Уджарма и Бочорма, но хорепископ Квирике выразил ему повиновение, и Кахети спаслась от разорения[90]. За этим нашествием не последовало восстановления господства халифата в Кахети. Картли была страшно разорена врагом.

Одновременно княжество Кахети активно участвует в той борьбе, которая ведется за овладение Картли. В конце VIII в. мтавари Кахети Григол завладел всей Шида-Картли, от р. Арагви до Ташис-Кари (входа в Боржомское ущелье), и эту центральную часть Грузии присоединил к Кахети. Но в начале IX в. против Григола выступает усилившийся Ашот куропалат. Союзником Ашота был царь абхазов Тевдоси, а Григолу оказывал помощь тбилисский эмир. «Сразились на Ксани Ашот и Григол. Обратили Григола, мтавара Кахети, в бегство», и Ашот куропалат завладел территорией Шида-Картли до р. Ксани[91]. С этого времени западной границей княжества Кахети является р. Ксани.

Затем, когда Шида-Картли начинают оспаривать сильные соперники (Абхазское царство, Картвельское куропалатство), кахетские князья выступают уже не самостоятельно, а в союзе с одним из них.

Кахетское княжество старается расширить свои границы за счет своего восточного соседа — царства Эрети. Борьба между ними протекает с переменным успехом. В начале Х в. преимущество было на стороне Кахети, однако кахетский князь не решился самостоятельно выступить против Эрети и заключил союз с западно-грузинским государством. «Хорепископ Квирике призвал царя Абхазов Костанти... прибыли в Эрети и осадили крепость Вежини»[92]. Адарнасе Эретский патрикий предпочел мир и «передал царю абхазов Ариши и Гавазни, а Квирике — Орчоби»[93].

В середине X в. положение меняется в пользу Эрети. В 30-х гг. X в. (936г.) Кахети подверглась нападению Саджей, владетелей Азербайджана («пришли сарацины, именуемые Саджами, полонили Кахети»[94]). После их нашествия на Кахети напал царь Эрети и вернул свои крепости[95]. Одновременно с этим в Кахети происходят и внутренние неурядицы.

Династическая борьба между гардабанскими Донаурами и Аревманелами завершается поражением гардабанцев. В 881 г. скончался хорепископ Габриэл и «сел хорепископом Фадла Аревманели»[96]. Хотя летопись умалчивает о том, в каких условиях произошла смена династий, но, несомненно, борьба была напряженной, свидетельством чего является сообщение той же летописи, что «хорепископ Фадла усилился и подчинил гардабанцев»[97], т. е. представителей свергнутой династии. Но, по всей видимости, гардабанцы не успокаиваются и призывают на помощь внешнюю силу — обращаются к западногрузинскому царю Георгию. В 929 г. умер Фадла и хорепископом стал Квирике. По-видимому, смерть Фадлы оказалась удобным моментом для того, чтобы «отложились гардабанские азнауры и начали вести переговоры с царем Гиорги. Выступил царь Гиорги, прибыл в Кахети, сжег и вырезал»[98]. Затем для разорения Кахети Георгий вновь послал сына своего Леона, эристава Картли. Квирике не смог ему противостоять и явился к Леону.

Шурта, брат хорепископа Квирике, изменил брату, перешел на сторону царя Георгия и передал ему крепость Уджарма. Кроме того, царь абхазов завладел и другими крепостями Кахети, кроме трех — Нахчовани, Бочорма и Лоцобани. Фактически хорепископ был зажат в пределах собственно Кахети (бывшего эриставства Кахети). Бочормская крепость защищала подступы со стороны Кухети, а Нахчованская со стороны Эрети. Крепость Лоцобани, построенная хорепископом Фадла в ущелье реки Ксани в конце IX — начале X в., была воздвигнута для защиты той части Шида-Картли, которая входила в состав Кахети[99]. Квирике, видимо, надеялся оказать сопротивление абхазскому царю. Когда Георгий занял и крепость Лоцобани, то «хорепископ Квирике увидел бессилие свое, попросил гарантию сохранения жизни и передал Кахети царю Гиорги»[100]. Квирике попросил оставить за ним Бочормскую крепость до весны, но во время подготовки к освобождению крепости к нему явились картлийские азнауры и предложили помощь в борьбе против западногрузинского царя, и хорепископ принял ее и вновь завладел Квирике своей страной»[101].

Царь Георгий не отступает от Кахети, но затем посылает туда своего сына Леона (957—967), который стремится к объединению всех грузинских земель и не может отказаться от Кахети. Смерть отца вынуждает Леона прекратить военные операции в Кахети, и он заключает мир с Квирике. Но как только Леон укрепляет свое положение на троне, он тотчас же возобновляет борьбу за Кахети. Большая часть Шида-Картли (до р. Ксани) находилась в его руках, но он борется эту ее часть (от Ксани до Арагви), которая в начале IX в. была присоединена к Кахети и в политическом смысле уже воспринималась как Кахети. Именно поэтому он «расположился на берегу Арагви, разорил Мухрани, Херки, Базалети», но «в этом же походе захворал, отступил и умер»[102].

Борьба продолжалась с переменными результатами, и ни одна из сторон не могла на более или менее долгое время сохранить достигнутые успехи. Кахетское княжество удачно пользуется, той смутой, которая после смерти Леона возникла в Западной Грузии. Хорепископ Квирике поддерживает Феодосия, брата абхазского царя, выступающего против царя Деметре[103].

Примечательно, что как только Западно-Грузинское царство было охвачено анархией, Кахетское княжество начало борьбу за Шида-Картли, «выступили тогда кахи и осадили Уплисцихе»[104]. Но им и на сей раз не повезло. Теперь уже настало время (речь идет о 70-х гг. X в.), когда дело объединения Грузии стало на реальную почву и против попытки Кахети захватить Картли выступил Давид куропалат: «Как только узнали кахи о прибытии его (Давида куропалата. — М. Л.), отступили и оставили Картли»[105].

После тех поражений, которые претерпела Кахети в 50 — 60-х гг. X в., к концу столетия она все же достигла определенных успехов. И хотя Кахетское княжество не смогло завладеть всей Шида-Картли, кахи все же заняли крепости Груа и Цирквали[106], расположенные в ущелье р. Ксани.

В конце X — начале XI в. хорепископ Давид (970 — 1009) вел упорную борьбу уже с царем объединенной Грузии Багратом III, их интересы скрестились в Эрети. В 1008 г. Баграт III занял Эрети и назначил там своих правителей, которые вскоре перешли на сторону хорепископа Давида. Баграт III в дальнейшем, после смерти Давида, еще раз занял Эрети. И лишь после его смерти наследнику хорепископа Давида Квирике III (1010—1037) удалось завладеть Эрети и создалось новое государство — царство кахов и эров (ранов), а Квирике III стал титуловаться «царем кахов и ранов», а также «великим».

 



[1] Бердзенишвили Н. А., Дондуа В. Д. Грузинские земли VIIIX вв. — В кн.: Очерки истории СССР, IIIIX вв. М., 1958, с. 509.

[2] Балазури. Книга завоевания стран. Текст и пер. П. К. Жузе. Баку, 1927, с. 20 (ниже: Балазури).

[3] Сумбат Давитисдзе. — КЦ, I, с. 376. Указ. пер., с. 30.

[4] КЦ, I Указ. пер., с.31.

[5] Матиане Картлиса. — КЦ. I, с. 252. Указ. пер., с. 29.

[6] Лордкипанидзе М. Д. Из истории политического объединения феодальной Грузии. — МИГК, 31, 1954, с. 13, прим. I, с. 26.

[7] Матиане Картлиса. — КЦ, I, с. 249. Указ. пер., с. 27.

[8] Абрамишвили Г. В. Фресковая надпись Стефаноза мампала в Атенском Сионе. Тб., 1977, с. 36, 65.

[9] Джанашиа С. Н. Труды, I, с. 19, 81 — 82.

[10] Theophanus Chronographia.— Georgica, IV, вып. 1, 1941, с. 107.

[11] Лордкипанидзе М. Д. Абхазия в период раннего феодализма .— Очерки истории Абхазской АССР, I. Сухуми, 1960, с. 60 — 61.

[12] Лордкипанидзе М. Д. Указ. соч.

[13] Theophanus Chronographiа. — Gеогgiса, IV, вып. 1. с. 115.

[14] КЦ, I. с. 235.

[15] По мнению некоторых историков, битва при Анакопии закончилась победой завоевателей.

[16] Джанашиа С. Н. О времени и условиях возникновения Абхазского царства. — Труды, II, с. 326.

[17] Джавахишвили И. А. История грузинского народа, II, с. 99.

[18] Лордкипанидзе М. Д. К вопросу об объединении феодальной Грузии. — ТИИ, 2, 1955, с. 440.

[19] Подразумевается политическое значение этого термина — вся Восточная Грузия.

[20] Подразумевается вторая гражданская война в халифате в 80-х гг. VII в.

[21] Вардапет Гевонд. История халифов. Перевод К. Патканяна. Спб.,1862, с. 9—10.

[22] КЦ, I, с. 244.

[23] Балазури, с. 20.

[24] Л о р д к и п а н и д з е М. Д. Из истории политического объединения феодальной Грузии. — МИГК, 31, с. 13. прим. 1.

[25] Я к у б и. История. Текст и перевод П. Жузе. Баку, 1927, с. 9. Не исключена возможность и преувеличения арабским историком численности цанаров из-за поражения в сражении с ними, но сила цанаров не вызывает сомнения.

[26] Якуби. Указ. соч., с. 12.

[27] Чубинашвили Г. Н. Архитектура Кахетии. Тбилиси, 1959, с. 321 —363.

[28] КЦ, 1, с. 243—244.

[29] Там же, с. 248; См.: Иоселиани П. Храм Нокорна: — Кавказ, 870, № 78; Чубинашвили Г. Н. Указ. соч., с. 67; Лордкипанидзе М. Д. Из истории политического объединения феодальной Грузии. — МИГК, 31 ,с. 17, прим. 5.

[30] Долидзе В. Гарбани. Тбилиси, 1959, с. 91 (на груз. яз.).

[31] Чубинашвили Г. Н. Указ. соч.

[32] Лордкипанидзе М. Д. Указ. соч., с. 18; Мусхелишвили Д. Л. Уджарма, с. 110--111.

[33] Папуашвили Т. Г. (см.: его. Царство кахов и ранов, с. (134--141) связывает образование независимого от арабов княжества Кахети с именем Арчила, придерживаясь при датировке его деятельности хроногии П. Ингороква (З0—5О-е гг. VIII в.) и разделяя мнение Г. И. Чубинашвили о том, что Арчил был эриставом (правителем) Кахети.

Хронология правления Арчила является предметом разногласий и колеблется с конца VII до конца VIII в., хотя в источниках имеется прямое указание о его участии в борьбе против Мервана ибн-Мухаммеда (КЦ, с. 233—237, 245—247) и о казни Арчила (в преклонном возрасте) арабским полководцем Асимом в 80-х гг. VIII в. (КЦ, I, с. 252).

Хотя мы считаем, что образование княжества Кахети имело место в конце VIII в. (возможно, и в 80-х гг.), но связывать это с деятельностью Арчила не считаем правомерным, т. к. Арчил в источниках титулуется «царь Картли», а не «мтавари (князь) Кахети», как титулуются первый известный нам (Григол) и все остальные князья Кахети (КЦ, I, с. 252, Указ. пер., с. 29). Власть Арчила в условиях господства арабов распространяется на всю Грузию (насколько она реальна, это другой вопрос). Арчил реальные мероприятия проводит в тех регионах, где позиции арабов слабее (Эгриси, Кахети, Эрети). Вполне возможно, что в конце своего «царствования» его фактические права были ограничены провинциями Кахети и Эрети, но он не «мтавари» (князь) Кахети, а «царь» Картли. То, что власть Арчила распространяется не только на Кахети, но и на Эрети, и часть Дагестана (Папуашвили Т. Г. Указ. соч., с. 144), говорит не в пользу тезиса Папуашвили. Следует учесть и то обстоятельство, что грузинские средневековые источники связывают образование новых государств именно со смертью Арчила (см. выше).

[34] Граница между Кахети и Эрети приблизительно установлена по данным авторов античной эпохи («Картлис цховреба» и Вахушти Багратиони). Указанный вопрос рассматривается многими авторами и в ряде случаев получает разное толкование. (См.: Джавахишвили И. А. История грузинского народа, II, с. 35 — 37; Лордкипанидзе М. Д. Указ. I, соч., с. 19—20; Мусхелишвили Д. Л. Указ. соч. с. 9—37).

[35] КЦ, I, с. 252.

[36] Лордкипанидзе М. Д. Указ. соч., с. 23.

[37] В книге Мкртумяна «Грузинское феодальное княжество Кахети VIIIXI вв. и его взаимоотношения с Арменией» (Ереван, 1983) делается попытка создать впечатление полнейшей этнической пестроты населения Кахети в эпоху феодализма, противопоставляя население равнинной и горной частей, где, по словам Мкртумяна, «равнинную полосу населяли преимущественно картвельские (грузинские) племена кахов и кухов, а в горной зоне в основном обитали цанары и гардабанцы, пховелы или пшавы» (с. 30). Автор заведомо исключает возможность картвельского происхождения жителей горных районов Кахети. Мы, конечно, далеки от мысли о возможности абсолютной генетической однородности обитателей разных регионов исторической Кахети. Но разговор о негрузинских корнях вышеназванных этнических групп можно вести лишь в рамках предположений, т. к. не существует никаких указаний источников об их некартвельском происхождении.

Желание автора поддержать свои предположения грузинскими источниками, собственно сведениями Вахушти Багратиони, не выдерживают критики. Труд Вахушти Багратиони посвящен истории Грузии и грузин в целом. При этом в его труде имеются указания на своеобразие жителей отдельных регионов страны. Согласно данным Вахушти, все этнические группы, проживающие в Кахети (в данном случае речь идет об этой части Грузии), в том числе пшавы и хевсуры—грузины. Вахушти указывает именно на то, что они по вере, языку, национальности — грузины, но среди них бытуют некоторые обычаи, отличные от других грузин (КЦ, IV, с. 533.).

Относительно гардабанцев Г. Мкртумян не учитывает прямое указание «Матиане Картлиса», что гардабанцы—те же самые кахи (КЦ, I, с. 255). При этом следует учесть и то обстоятельство, что в эпоху феодализма все этнические группы, проживавшие в Кахети, как генетически грузинского, так и негрузинского происхождения (если таковые были там), уже давно огрузинели.

[38] Джавахишвили И. А. История грузинского народа, II, 1965, с. 43 (на груз. яз.); К а к а б а д з е С. Н. О племени цанар. Исторический сборник, 1928, III, с. 100—104; Л о р д к и п а к и д з е М. Д. Политическое объединение феодальной Грузии, с. 137—150 (на груз. яз.); М у с х е л и ш в и л и Д. Л. Уджарма, с. 103—105 (на груз. яз.); Мinorskу В. Hudud al-Аlam, 1937, с. 144; Минорский В. История Ширвана и Дербента. М., 1963, с. 210—211 и др.

[39] Подробно, с полным разбором существующих источников и литературы вопроса см.:

Папуашвили Т. Царство кахов и ранов, с. 33—49.

[40] См.: Гвасалия Дж. К вопросу этнической принадлежности цанар. — Известия АН ГССР, 1970, № 3, с. 59; его же. Из исторической географии Мтиулети. — Кавказский этнографический сборник, III. Тб, 1971; его же. Арагвские врата (Дариали). — Разыскания из истории Грузии и Кавказа, Тбилиси, 1976 (на груз. яз.).

[41] Балазури, с. 13.

[42] Папуашвили Т. Указ. соч., с. 47—48. Ср.: Мусхелишвили Д. Л. Указ. соч., с. 132, прим. 63.

[43] Долидзе В. Гарбани. Тбилиси, 1958, с. 95 (на груз. яз.).

[44] Ср.: Папуашвили Т. Указ. соч., с. 49.

[45] Мусхелишвили Д. Л. Уджарма, с. 102.

[46] Лордкипанидзе М. Д. Указ. соч., с. 102. Акад. Г. Н. Чубинашвили центром Кахетского княжества, до переноса резиденции в Телави, считал крепость и город Бочорма (см.: его. Архитектура Кахети, с. 22); Д. Л. Мусхелишвили считает, что после упадка Уджармы политический центр Кахети переместился в Бочорма, а оттуда уже в Тианети (см: его. Уджарма, с. 113—114).

[47] Матиане Картлиса.. — КЦ, I, с, 279, пер., с. 41.

[48] КЦ, I, с. 298, пер., с. 48.

[49] Развалины Бододжского дворца расположены в 1,5 км северо-западнее Тианети и известны под названием Цхракара (см.: Лордкипанидзе М. Д. Указ. соч., с. 24—25; Чубинашвили Г. Н. Архитектура Кахети, с. 563; Бердзенишвили Н. А. — ВИГ, I, с. 195).

[50] Лордкипанидзе М. Д.. Указ. соч., с, 24.

[51] Джавахишвили И. А. История грузинского народа, т. II, с. 37.

52 О закономерности соотношения историко-географических терминов «Кахети» и «Эрети», употребляемых древнегрузинскими источниками см.: Лордкипанидзе М. Д. Из истории политического объединения феодальной Грузии. — МИГК, вып. 31, 1954, с. 25—26; Мусхелишвили Д.Л. Вопросы исторической географии Кахети и Эрети в XIIXIII вв. СИГГ, 1967, с. 111 (на груз. яз.).

 

[53] КЦ, I, с. 264, указ. пер., с. 33.

[54] КЦ, I, с.321.

[55] Правда, некоторые исследователи отдавали предпочтение титулу «хорикоза», но думаем, что вопрос должен считаться решенным в пользу «хорепископа». (См.: Лордкипанидзе М. Д. Кахети. — В кн.: Очерки истории Грузии, II, 1970. с. 388—390, на груз. яз.).

[56] Бадридзе Ш. А. К вопросу о ведущем институте викарства в Кахети. — Мацне, 1964, № 5, с. 87.

[57] Бардавелидзе В. Б. Система управления хевсурского рода. — Известия АН ГССР, 1952, XIII, №10, с. 623—627.

[58] Бадридзе Ш. А. Указ. соч., с. 96 — 97. Т. Г. Папуашвили не согласен с точкой зрения относительно цанарского происхождения хорепископа князей (мтаваров) Кахети (см.: его. Царство ранов и кахов. Тб., 1982, с. 255—285, на груз. яз.). Но так как во главе объединения Кахети и создания княжества Кахети стояли цанары, то и титул князей был цанарского происхождения. При этом следует учесть и то обстоятельство, что как армянские (Ованес Драсханакертци, Вардан), так и арабские (Масуди) источники князей Кахети именуют цанарскими (санарскими) хорепископами.

[59] Всеобщая история Вардана Великого. Пер. Н. Эмин. М., 1861, с. 126.

[60] Ованес Драсханакертци. Указ. соч., с. 234.

[61] КЦ, I, с. 254, пер., с. 29.

[62] Лордкипанидзе М. Д. Указ. соч., с. 31.

[63] 63 по арм. Спб., 1887, с. 175. Конечно, «выбирали» в среде высшей феодальной аристократии, так же, например, как был «избран» в 70-х гг. VI в. эрисмтавари Картли.

[64] Соnstantinus Рогрhyrogenetus. Dе саеrimonus, 48;

 Каухчишвили С. Г. Gеогgiса, IV, 2, с. 292.

[65] КЦ, I, с. 285, пер., с. 43.

[66] Там же, с. 383, пер., с. 89.

[67] Brosset M. Collection ďhistoriens arméniens, I. S-Рв, 1876, с.609--613; Ингороква П. Леонти Мровели.—Известия ИЯИМК. X, Тб., 1941, с. 148.

[68] Лордкипанидзе М. Д. Из истории политического объединения феодальной Грузии (княжество Кахети в VIIIXI вв.). — МИГК. 31, 1954, с. 17 (на груз. яз.). По мнению Н. А. Бердзенишвили, этот Гардабани не соответствует историко-географической провинции Гардабании в Квемо-Картли (см.: его. — ВИГ, VIII, 1975, с. 624—625, на груз. яз.).

[69] Матиане Картлиса. — КЦ, I, с. 254—257, пер., с. 29—30.

[70] КЦ, I, с. 253-254, пер., с. 29.

[71] Якуби. Указ. соч., с. 15.

[72] Там же.

[73] Матиане Картлиса. — КЦ, I, с. 254. пер., с. 29.

[74] Якуби. Указ. соч., с. 19.

[75] КЦ, I, с. 255, пер., с. 29.

[76] Якуби. Указ. соч., с. 21.

[77] КЦ, I, с. 255, пер., с. 30.

 

[78] арм. сл.1912, с. 303, указ. груз. пер., с.324.

[79] Gеогgiса, IV, с. I, 292.

[80] КЦ, I, с. 383, пер., с. 39. Примечательно, что царя цанаров упоминает и «Распорядок царского двора», но, наряду с этим, назван и царь кахов и аланов (см.: Памятники грузинского права, II. Изд. И. С. Долидзе. Тбилиси, 1966. на груз. яз.).

[81] Ср.: Мусхелишвили Д. Л. Уджарма, с. 107, прим. 1.

[82] По мнению Г. Г. Мкртумяна, власть вновь захватила цанарская династия (см.: его. Указ. соч., с. 77, 90).

[83] Вахушти Багратиони. История царства Грузинского. Перевел, снабдил предисловием, словарем и указателем Н. Накашидзе, 1976, с. 128.

[84] Ср.: Мусхелишвили Д. Л. Основные вопросы исторической географии Грузии, II, с. 133.

[85] Мусхелишвили Д. Л. Указ. соч. О границах исторических Кахети и Кухети см: Джавахишвили И. А. История грузинского народа. II, с. 35—37; Лордкипанидзе М. Д. К вопросу о политическом обьединении феодальной Грузии. — МИГК, 31, с. 19—20; Хоштария Э. О локализации «Кахетской горы» древних грузинских исторических источников. — ВИНК, Тбилиси, 1966, с. 170—175; Мусхелишвили Д. Л. Уджарма, с. 16 — 22 (на груз. яз.) и др.

[86] Балазури, с. 18.

[87] Там же, с. 20.

[88] Матиане Картлиса. — КЦ, I, с. 252, пер., с. 29.

[89] Об этой войне с обзором источников и литературы подробное см.: Лордкипанидзе М. Д. Указ. соч., с. 39 — 44.

[90] Матиане Картлиса. — КЦ, I, с. 263, пер., с. 33.

[91] Матиане..., с. 252. пер., с. 29.

[92] Там же, с. 264. указ. пер., с. 23.

[93] Там же.

[94] Там же, с. 256, пер., с. 34.

[95] В а х у ш т и. Указ. пер., с. 127.

[96]Матиане..., с. 259, пер., с. 31.

[97] Там же, с. 262, пер., с. 32.

[98] Матиане Картлиса, с. 268, пер., с. 35.

[99] Там же, с. 265, пер., с. 34.

[100] Там же, с. 268, пер., с. 35.

[101] Там же, с. 269, пер., с. 36.

[102] Там же.

[103] Матиане..., с. 271, пер., с. 37.

[104] Там же, с. 272, пер., с. 38.

[105] Там же, пер., с. 37.

[106] Там же, с. 279, пер., с. 41.