§ 2. ЭРЕТИ

 

Грузинское княжество Эрети возникло совместно с другими феодальными царствами и княжествами во время господства арабов.

Эры представляли собой одно из племен, населявших соседнюю с Картлийским царством территорию древней Албании[1]. Слияние эров с картвельскими племенами началось еще до нашего летосчисления[2].

Культурно-этническое слияние эров с картвельскими племенами происходило одновременно с политическим присоединением царством Картли территории Эрети. Начало политической деятельности картлийских царей на земле Эрети грузинской историографией традиционно датируется рубежом III вв. до н. э.[3]

После этого происходит постепенное усиление влияния Картлийского царства на восток. Как видно, Эрети сперва была вассальной страной Картлийского царства, а когда ассимиляция эров была уже осуществлена, Эрети непосредственно присоединилась к Картлийскому царству[4] и в V в. вошла в состав Картлийского царства, являясь одним из его эриставств[5].

После упразднения в Картли царства и победы феодальных отношений во второй половине VI в. вырисовываются контуры новых феодальных политических единиц, до окончательного оформления которых нужно было определенное время. В VI в. в восточной части эриставства Картли образуется большая, охватывающая Кахети и Эрети[6], административно-политическая единица, во главе которой стоят наследники царя Вахтанга Горгасала, подчиняющиеся картлийскому эрисмтавару Гвараму куропалату на правах эриставов[7].

Вступление арабов в Восточную Грузию обусловило распад Картлийского эрисмтаварства. Арабы, со своей стороны, всячески поддерживали этот процесс, по частям захватывали Восточную Грузию и заключали мирные договоры с правителями отдельных административных областей.[8] По приказу халифа Османа (644—656) выступивший в поход на Ар-Ран арабский полководец с правителями «Шаккана и Камибарана заключил мир на условиях выплаты дани»[9]. Как справедливо предполагают, Шаккан и Камибаран соответствуют грузинским Шаки и Камбечани[10], что подтверждает факт захвата Эрети арабами, т. к. «Шаки» арабских источников соответствует грузинскому «Эрети»[11]. Историческая провинция Эрети в грузинских и иностранных письменных источниках встречается и под названием «Ран», «Алвания», «Шаки»[12]. Ранами в грузинских средневековых источниках называлось одно из алванских племен. Алванские племена в тех же источниках упоминались и как эры, поэтому раны и эры, согласно источникам, — идентичные понятия. При этом Д. Мусхелишвили заключает, что грузинское «царство Эрети» равнозначно «царству Шаки» арабских источников и «царству Алвания» армянских и византийских источников. Название этого царства грузины произвели от имени своих ближайших соседей, древнеалванского племени эров, арабы — от имени столицы — г. Шаки. Армяне и византийцы называли его Алванией потому, что оно возникло на территории бывшего Алванского царства[13].

В середине VIII в. Эрети политически входит в состав подвластной арабам Картли, что подтверждается широкой деятельностью Арчила на территории Эрети.[14]

Образование самостоятельного княжества Эрети должно было происходить во второй половине VIII в. Вахушти Багратиони связывает создание Эретского княжества со смертью картлийского эрисмтавара Джуаншера, что, по его мнению произошло в 787 г. Свою концепцию о возникновении княжеств Вахушти Багратиони распространяет и на Эрети и отмечает, что после смерти сыновей Арчила — Иоване и Джуаншера, «Эрети захватили племянники Адарнасе Слепого, которые выжгли глаза у брата отца. И пожаловал мученик Арчил ему Шакихи и жену Абухосро. И захватили сыновья его земли от Шакихи до Гулгула, а после смерти Джуаншера заняли весь Эрети и назвались царями, и посадили эриставов»[15].

Образование Эретского независимого государства связано с тем этапом развития феодальных отношений, когда на территории Грузии создается целый ряд таких феодальных политических единиц. Отделению Эрети от Картлийского эрисмтаварства способствовали приблизительно те же условия, которые обусловили и возвышение Кахети. С точки зрения отношения с арабами, Эретское княжество, как видно, в основном проводило противоположную Кахетскому княжеству линию, что и способствовало его усилению.

Территорию Эрети «История царей» определяет так: «... а Эросу дал землю к северу от Куры, с истока Малой Алазани до Ткетба, ныне именуемой Гулгула, и сей Эрос вначале воздвиг город у слияния обеих Алазани и назвал именем своим Эрети. И по сей причине именуется Эрети, и ныне то место называется Хоранта»[16].

Эта территория представляется примерно так: север от — это левый берег Куры; исток Малой Алазани — это устье реки Иори; Ткетба находится у Телави— т. е. от слияния Иори с Алазани до Телави. Таким образом, юго-западной границей этого княжества является река Кура, а северо-восточной — Кавказ. Крайний южный пункт — Телави[17]. Эти сведения кажутся нам более или менее верными, ибо относятся к тому периоду, когда княжество Эрети, можно сказать, еще существовало в виде отдельной единицы. Вахушти Багратиони уточняет эти сведения — границу между Кахети и Эрети он проводит по лощинам Штори, Турдо и Самеба[18]. Во главе Эретской независимой политической единицы стоит князь (мтавари), который с конца IX в. принимает титул царя. Эретские князья должны принадлежать к одной из ветвей династии Багратидов[19]. Этот род владеет всем грузинским Эрети.

Из эретских князей титул царя в 893 г. принимает князь Амам[20].

В начале X в. в Эрети упоминается Адарнасе патрикий, сын Амама, ставший впоследствии царем. Он должен был царствовать приблизительно с начала X в. до 20-х гг. того же столетия[21]. Затем уже царствует его сын Ишханик, соправительницей которого является мать — царица Динар. Ишханик, как видно, царствует до конца 50-х гг. X в.[22] После него эретские цари в источниках уже не упоминаются.

Столицей Эрети был город Шаки[23]. Таким образом, на рубеже VIIIIX вв. параллельно с другими грузинскими феодальными царствами и княжествами образовалось Эретское княжество, которое активно включилось как во внутреннюю, происходившую между грузинскими княжествами борьбу, так и в международные отношения с Византией и халифатом.

Образование Эрети в качестве независимой политической единицы было обусловлено экономическим развитием Эрети и теми факторами, которые способствовали отделению Кахетского княжества от Картли.

Об экономическом развитии Эрети VIIIIX вв. свидетельствуют многочисленные памятники материальной культуры, сохранившиеся на территории исторической области Эрети.

В административном отношении Эрети делилась на эриставства. Вахушти называет четыре из них: Штори, Хорнабуджи, Вежини, Мачи[24]. Видимо, в качестве источника Вахушти пользовался «Матиане Картлиса», которое извещает, что в 40-х гг. XI в. царь Баграт IV вступил в Кахети (в Кахети и Эрети) и захватил Степаноза Варджанисдзе, эристава Панкиси, Ваче, сына Гургена Бери — эристава Хорнабуджи, Джеди, сына сестры Годердзи — эристава Штори и Мачели[25], Вахушти совершенно справедливо исключает из состава Эрети Панкисское эриставство и называет только те эриставства собственно Эрети, эриставов которых пленил царь Баграт. Во время нашествия султана Алп-Арслана упоминается вежинский эристав Цирквалели[26]. Можно предположить, что в Эрети были и другие эриставства (напр., эристави Ариши, эристави Гиши и др.). Примечательно, что с эриставствами совпадают епархии — Хорнабуджи, Вежини, Гиши были в то же время епископскими центрами. Поэтому такое административное деление представляется вполне реальным, тем более, что и другие грузинские политические единицы также делятся на эриставства.

Благоприятные условия сначала же способствовали развитию в Эрети животноводства, полеводства и интенсивных отраслей сельского хозяйства — садоводства и виноградарства. Через Эрети проходил один из главных путей, который связывал Грузию с резиденцией арабского наместника в Закавказье -- Бардавом, что благоприятно влияло на развитие этого края.

Эретское княжество имело довольно тесные торговые отношения с халифатом, что подтверждается найденными на территории многочисленными арабскими монетами того периода[27]. Эретское княжество принимало участие в мировой транзитной торговле арабов, поставляя собственные товары.

Формирование Эретского княжества, по всей вероятности протекало по особому пути. Если Кахети и Тао-Кларджети добиваются самостоятельности в борьбе с арабами, то в Эрети такой напряженной борьбы не наблюдается. Можно предположить, что острота положения в Кахети и Тао-Кларджети заставляла арабов вести в отношении Эрети более гибкую дипломатическую политику, и в то время как с арабами вели борьбу почти все области Грузии, представители старого княжеского дома Эрети получали от арабов определенные права и сравнительно мирным путем проводили организацию более или менее независимого княжества.

Приблизительно в 915—920 гг. хорепископ Кахети Квирике и царь Эгрис-Абхазети Костанти организовали поход на Эрети. Патрикий Эрети Адарнасе потерпел поражение, Костанти и Квирике заняли часть эретских крепостей. Костанти захватил крепости Ариши и Гавази, т. е. завладел значительной частью торгового пути, идущего из Бардава через Эрети, а одна из эретских крепостей, Орчоби, досталась Квирике[28].

В середине X в. положение Кахетского княжества значительно ухудшилось. Этим воспользовались эретские цари и вернули себе утерянные земли[29].

Однако усиление Эрети также оказалось недолговечным. Как видно, уже в конце X в. ее снова притесняет усилившееся Кахетское княжество.

Присоединение Эрети было связано с жизненными интересами Кахети, будучи закономерным, завершением исторического процесса, начавшегося с древнейших времен, фактический венец которого знаменовал объединение всех грузинских земель в одну политическую единицу.

Как уже было сказано, формирование Эретского княжества завершилось в условиях сравнительно мирных отношений с халифатом. Такой политический курс был характерным для этого княжества почти на протяжении всего его существования. В то время как в VIIIIX вв. армянские и грузинские политические единицы систематически подвергаются нашествиям карательных экспедиций арабов, в Эрети засвидетельствованы лишь единичные случаи столкновений[30].

В отношении арабов Эретское княжество сохраняло равновесие и старалось воспользоваться создавшейся на Ближнем Востоке политической ситуацией.

В той борьбе, которую в середине IX в. вела центральная власть халифата против отложившихся закавказских правителей, правитель Эрети выглядит союзником халифа. К 840—841 гг., когда халиф послал карательную экспедию против отложившихся закавказских правителей, и в частности тбилисского непокорного эмира, полководец Халид ибн-Язид направился из Бардава в Грузию через Эрети[31].

Поход и успехи полководца Буги определенно повлияли на эретско-халифатские отношения, так как, несмотря на усилие Эретского царства, оно все же оплатило дань халифату[32].

Итак, несмотря на то, что уже во второй половине VIII в. Эрети преобразовалась в самостоятельную политическую единицу, она, как и другие грузинские государственные образования, вынуждена считаться с халифатом, еще довольно значительной силой в Закавказье, хотя постепенно этот фактор теряет свое значение и становится фиктивным.

После того как Закавказье оказалось под владычеством арабов, позиции Византии здесь были значительно поколеблены. Однако, хотя Византийская империя уже не могла оказывать влияние на Закавказские страны, с постепенным ослаблением халифата ее политика начала активизироваться вообще и в Закавказье в частности. Отголоском этого, по всей вероятности, являются византийские придворные титулы представителей эретского владетельного дома. В частности, правитель Эрети Адарнасе (начало X в.) носит титул патрикия, а Квирике Великий, царь объединенных Кахети и Эрети(XI в.) — титул магистра[33]. В это время Византия щедро раздала придворные титулы закавказским правителям, которые в свою очередь, для поднятия престижа, с удовольствием их носили. Это обстоятельство указывает на определенные дипломатические или политические взаимоотношения и свидетельствует о желании обеих сторон сблизиться и использовать друг друга. Но фактически здесь в это время не должно чувствоваться влияние Византийской империи, ибо перед Эретским царством в ту пору стоял вопрос о взаимоотношениях с другими грузинскими политическими единицами и о слиянии и объединении их в единое Грузинское государство.

В период борьбы за объединение Грузии распространить свою власть и влияние на Эрети стараются Западно-Грузинское государство и хорепископы Кахети, а позднее цари объединенной Грузии[34]. С другой стороны, такую же тенденцию в отношении Эрети проявляет и Армянское царство.

Грузино-армянское соперничество в Эрети проявилось в борьбе диофизитства с монофизитством.

Христианство пришло в Эрети в IV в. из Картли. Укреплению позиций Картлийского государства и церкви служила миссионерская деятельность т. н. «сирийских отцов» в VI в. на территории Эрети. После армяно-грузинского церковного раскола 607—609 гг. под нажимом грузинской церкви в Эрети утверждается халкидонский толк.

Деятельность царя Арчила в провинции Эрети, как уже было отмечено, проявилась и в церковном строительстве христианизации (обращении в халкидонизм?) отдельных племен Эрети, что явно указывает на постепенное и устойчивое утверждение диофизитства, т. е. на укрепление позиции Картли. Но, как известно, определенных успехов достигает в этом крае и армянское влияние. По сообщению грузинского историка, «в Эрети до царствования Ишханика все его предшественники были еретиками»[35], т. е. монофизитами. Ишханик как уже отмечалось, царствовал с 20-х гг. до 50-х гг. X в. I

Существующие источники исключают возможность расшифровать сообщение летописи, о каких именно предшественниках Ишханика идет речь. Д. Л. Мусхелишвили предполагает, что т. к. после смерти Арчила во главе выделившегося самостоятельного Эретского княжества оказались таронские Багратиды, монофизиты, «возможно, что они сами или их ближайшие потомки, опираясь на местные антихалкидонистские силы, оправдывали и аргументировали свое право на политическую независимость от Иверии приверженностью к монофизитизму»[36]. Если даже это так, то политическая ориентация вряд ли смогла изменить общегрузинский характер этого государства, свидетельством чего является грузинская церковная эпиграфика Эрети VIIX вв., что, со своей стороны, указывает на ведение богослужения на грузинском языке и национальное самосознание населения.

Видимо, в условиях политической борьбы произошло изменение ориентации царствующего дома. Но в начале X в. в Эрети вновь берет верх грузинская ориентация. Активно выступает в этом деле дом грузинских Багратидов, «Ишханик же был сыном сестры эриставт-эристава Гургена, и мать его, царица Динар, обратила его в православие»[37].

Окончательное утверждение православия имело большое значение для дальнейшей истории Эрети. Хотя княжество Эрети при своем образовании в сущности было грузинским государством[38], но армянская экспансия мешала окончательной картизации (иверизации) эров.

Значительным этапом в истории Эрети было политическое объединение с Кахети, которое произошло в начале XI в. Как уже отмечалось, царь Баграт III занял Эрети и назначил там своего правителя, но эри восстали и заняли сторону хорепископа Кахети Давида, который в 1008 г. при поддержке правящих кругов Эрети занял это царство[39]. Хотя Баграту III удалось занять Кахети и Эрети, но после его смерти, в царствование Георгия I (1014—1027) представители правящих кругов (азнауры) Эрети и Кахети схватили правителей этих областей, назначенных царем Багратом и «завладели своими странами и первоначальные владетели»[40]. Хорепископом Квирике было осуществлено политическое объединение Кахети и Эрети, он провел административную реформу и стал именоваться «царем кахов и эров» («кахов и ранов»), чем завершился процесс слияния Кахети с Эрети, слияния именно политического, а не культурно-этническоого, которое Н. А. Бердзенишвили считает завершенным еще в IV в.[41]

Воссоединение эретской церкви с единой грузинской церковью имело глубокую культурно-историческую основу. Несмотря на создавшуюся историческую ситуацию, обусловившую в VIIIX вв. существование самостоятельного государства Эрети, культура Эрети этого периода является составной частью общегрузинской культуры, что проявляется как в архитектуре[42], так и в литературном языке. Архитектурные памятники Эрети этого периода, несмотря на региональные особенности, составляют часть общегрузинской архитектуры. А выявленные на территории Эрети грузинские надписи VIIX вв. безусловно, свидетельствуют о принадлежности этого края к грузинскому культурно-историческому миру[43].

Воссоединение Эрети с другими грузинскими государственными объединениями явилось одним из важных факторов в том общем процессе, который в итоге завершился объединением Грузии и созданием единого грузинского феодального государства.

 



[1] Бердзенишвили Н. А. ВИГ, III, 1966, с. 253.

[2] Мусхелишвили Д.Л. Уджарма, с. (на груз. яз.).

[3] Мусхелишвили Д. Л. Указ. соч., с. 28.

[4] Джанашиа С. Н. Труды, I, с. 81—82 (на груз. яз.).

[5] Бердзенишвили Н. А. Указ. соч., III, с. 253. По вопросу ассимиляции эров и присоединения Эрети к Картли см.: Мусхелишвили Д. Л. Из исторической географии Восточной Грузии. Тбилиси, 1982.

[6] КЦ, I, с. 219.

[7] Мусхелишвили Д. Л. Уджарма, с. 76 — 77. Считаем, что правильнее было бы именовать эту единицу «административно-политической», а не «политической», как это предлагает Д. Л. Мусхелишвили, так как, по указанию летописи, она входила в состав Картлийского эрисмтаварства, что отмечает и Д. Мусхелишвили. А Т. Т. Папуашвили (см.: его. Из политической истории Эрети IXXII вв. — Мацне, 3967, №3. с. 61 — 62) считает Эрети этого периода существующей отдельно от Кахети политической единицей, но приведенное выше сведение летописца о том, что наследники Вахтанга, которые остались в Кахети, захватили Кухети и Эрети, думаем, поддерживает мнение Д. Л. Мусхелишвили, который считает Кахети, Кухети и Эрети одной большой единицей, внутри которой предполагает существование сравнительно мелких эриставств (см.: его. Уджарма, с. 77 — 78).

[8] При захвате разных государств арабы заключали мирные договоры с правителями городов, областей и земель, не считаясь с общегосударственной властью, что, кроме всего прочего, ставило себе целью разъединение борющихся государственных сил. Это отвечало также интересам местных правителей. Власть Картлийского эрисмтавара, которая ко времени прихода арабов и так уже была ослаблена и уменьшена, арабы признали в отношении лишь собственно Картли, и при завоевании других областей Восточной Грузии они устанавливали отношения с правителями и администрацией отдельных земель.

[9] Балазури, с. 14.

[10] Мусхелишвили Д. Л. Уджарма; с. 85; Папуашвили Т. Г. Из политической истории Эрети IXXII вв., с. 62.

[11] Справедливым кажется предположение, что «Шаки» более поздних арабских источников соответствует грузинскому «Эрети» (Мусхелишвили Д. Л. Указ. соч., с. 85, прим. 37, с. 106 107). Но здесь, по-видимому, «Шаккан» еще не включает всю Эрети, и эти договоры арабов касаются двух административных единиц Эрети (см.: Папуашвили Т. Г. Указ. соч., с. 62; Мусхелишвили Д. Л. Основные вопросы... Т. II, с. 33).

[12] Бердзенишвили Н. А. Из прошлого Восточной Кахетии. — III, 1966, с. 253, прим. I, с. 254.

[13] Мусхелишвили Д. Л. Из исторической географии Восточной Грузии, с. 37—38.

[14] Вопреки мнению Т. Г. Папуашвили о том, что грузинские источники «возможно, описывают Эрети как самостоятельную государственную единицу уже в первой половине VIII в.» (см. указ. соч., с. 62—64), мы полагаем, что именно приведенные им источники ясно указывают на то, что Эрети—подвластная Арчилу страна. Арчил сел в Цукети и построил Касри в ущелье Лаквасти построил крепость. И нашел в Цукети, мтаваров, которым пожаловал, царь Вахтанг Цукети, и был тогда некий по имени Абухвасро, который был эриставом над тушами и хунзами и не отнял у него Цукети» (КЦ, 1. с. 243). Тот же Арчил пожаловал Цукети прибывшему к нему одному родственнику питиахша (там же, с. 244). «Тот же построил крепость и город Нухпато между двумя водами. И жители Нухпато были язычниками и звероподобными. И силою Арчил крестил их» (там же). По велению Арчила в Шакихи до Гулгула поселились армянские Багратуни (там же). Как видим, на территории Эрети Арчил строил, обращал в христианство разные племена Эрети, управлял делами расселения на земле Эрети родственников питиахша или же представителей фамилии Багратуни. В такой ситуации неоправданно говорить о существовании в период правления Арчила независимого Эретского княжества. Как известно, период деятельности Арчила точно еще не установлен, но в период его царствования Эрети не была самостоятельной. Некоторые авторы (Г. Н. Чубинашвили, Д. Л. Мусхелишвили) считают, что Арчил был правителем Кахети, Кухети и Эрети, но и в данном случае Эрети объединена с Кахети под властью Арчила. Как было отмечено выше, Арчил-царь Картли, а не мтавари какой-либо области.

[15] Вахушти Багратиони. Указ. соч., с. 125 126. По мнению Д. Л. Мусхелишвили, уже в 60-х гг. VIII в. Эрети является независимым от Картлийского эрисмтаварства княжеством (см.: Мусхелишвили Д. Л. Основные вопросы..., II, с. 120 — 121).

[16] КЦ, I, с. 5.

[17] Лордкипанидзе М. Д. Из истории политического объединения феодальной Грузии. — МИГК, 31, с. 19—22; ее же. Несколько замечаний поводу труда П. Ингороква. — Мацне, 1964, № 6, с. 308—310; ее же. Политическое объединение феодальной Грузии, с. 171.

[18] Границы Шаки (Эрети) Д. Л. Мусхелишвили определят так: с запада она граничила с Кахети. «Приблизительно линию границы в IX — первой половины X века можно представить по данным грузинских историков: по Алазанской долине она проходила немного западнее с. Веджини и Гавази (Ахалсопели); на Иорском плато — немного восточнее Гареджийского монастыря и сел. Бодбе. С востока Шаки (Эрети. — М. Л.) граничил с маленьким царством Кабалой. Так как местоположение Кабалы, древней столицы Алвании, известно (около сел. Чухур — Кабала Кутшенского р-на Аз. ССР), то можно считать, что граница между Кабалой и Шаки проходила приблизительно где-то в зоне Р. Алджиганчая (Гюржда даг? — хребет и гора)» (см. его: Указ. раб., с. 37; его же. Основные вопросы..., II, гл. IV, § 2 и с. 233 234.).

[19] Вопрос о генеалогии поселившихся в Шаки (Эрети) трех братьев и связях последующих эретских князей с ними вызывает разногласия между исследователями. Ряд исследователей относят их к Багратидам ( Минорский, Туманов, Бердзенишвили, Папуашвили, Мусхелишвили), другая – к Михранидам или их предшественникам (Броссе, Довсет, Буниятов и др.). Обзор источников и литературы по данному вопросу см.: Папуашвили Т. Г. Из политической истории Эрети, с. 64—68.

[20] Папуашвили Т. Г. Указ. раб., с. 70—71.

[21] КЦ, I, с. 264—266, Указ. пер., с. 33—34: Каганкатваци М. Кн. III, гл. XXIII, с. 278—279.

Ссылаясь на сведения Масуди, Папуашвили царствование Адарнасе доводит до 40-х гг. X в. (см.: Указ. соч., с. 74).

[22] Папуашвили Т. Г. Указ. соч., с. 77; Мусхелишвили Д. Л. Из исторической географии Восточной Грузии, с. 88.

[23] Папуашвили Т. Г. Вопросы истории Эрети, с. 344—345), Мусхелишвили Д. Л. Основные вопросы..., с. 128—129; его же. Из исторической географии..., с. 338.

[24] Вахушти Багратиони Указ. пер., с. 126.

[25] Матиане Картлиса. — КЦ, I, с. 298, пер., с. 48.

[26] КЦ, I, с. 308, пер., с. 55.

[27] Джалагания И. Л. Иноземная монета в денежном обращении Грузии VXIII вв. Тбилиси, 1979, с.49 и др.

[28] Лордкипанидзе М. Д. Политическое объединение феодальной Грузии, с. 241—246.

[29] Вахушти Багратиони. Указ. соч., с. 127.

[30] Т. Г. Папуашвили иного мнения по данному вопросу (см. его Указ. соч., с. 70). Однако грузинские источники дают весьма скупую информацию о борьбе между Эрети и халифатом в IX в. Вахушти Багратиони прямо пишет, что «во время этих смут были они (эры. — М. Л.) в мире... и приходили сильные, отдавали дань и умиротворяли их». (Указ. соч., с. 177). В пользу Вахушти говорит и то, что сам Т. Г. Папуашвили назвал лишь два-три факта из борьбы Эрети с арабами. О существовании тесных контактов говорят и нумизматические факты. (См.: Джалагания И. Л. Указ. соч., с. 48).

[31] Лордкипанидзе М. Д. Из истории..., с. 40 — 41.

[32] Очерки истории СССР, IXXIII вв. М., 1953, с. 649.

[33] В греческой надписи Хахульского оклада упомянут «Квирике магистрос» (см.: Каухчишвили Т. С. Греческие надписи Грузии. Тб., 1951, с. 148). Некоторые исследователи (см.: Папуашвили Т. Г. Царство ранов и кахов, с. 202—203) этим магистросом считают Квирике (929—976) не учитывая, что там же в грузинской надписи Квирике назван царем, а царь Квирике среди правителей Кахети только Квирике III, объединитель Кахети и Эрети, как он и титулуется в источниках. Квирике II нигде в источниках царем не титулуется, он только «хорепископ» и «мтавари» («Матиане Картлиса», Вахушти), хотя рядом с ним те источники титулуют правителей Западно-Грузинского царства «царь» и «царь абхазов».

[34] Лордкипанидзе М. Д. Политическое объединение..., с. 174.

[35] КЦ, I, с. 266; Матиане Картлиса, указ. пер., с. 34.

[36] Мусхелишвили Д. Л. Указ. раб., с. 39.

[37] КЦ, I, с. 266, пер., с. 34.

[38] Бердзенишвили Н. А. Из прошлого Восточной Кахети. — ВИГ, II, Тб., 1966, с. 254 (на груз. яз.).

[39] КЦ, I, с. 279, пер., с. 41.

[40] Сумбат Давитисдзе. — КЦ, I, с. 383; Указ. рус. пер., с. 38.

[41] Бердзенишвили Н. А. Из прошлого Восточной Кахети, с. 254, прим. 2.

[42] Чубинашвили Г. Н. Архитектура Кахетии, с. 15—25.

[43] Батрнавели Т. В. Надписи исторических памятников Кахети. Тбилиси, 1962; Папуашвили Т. Г. Указ. соч., с. 76—80; Мусхелишвили Д. Л. Из исторической географии Восточной Грузии. Тбилиси, 1982.